Яблочные берсовские пирожки (Лев Толстой, Софья Толстая)

Лев Толстой Софья Толстая Яблочные берсовские пирожки рецепт

Этой осенью я планировала избежать яблочного вопроса: мне кажется, по теме яблочных пирогов я высказываюсь слишком часто, и их рецептов в блоге непропорционально много. Но практика убеждает, что тема не раскрыта и есть куда расти.

Этот пост получился импульсно, как-то сам собой. В начале сентября, в канун 190-летия со дня Рождения Льва Толстого, мы (я и моя двухлетняя Варя) поехали в дом писателя в Хамовниках. Нельзя сказать, что эту усадьбу Лев Николаевич или его жена Софья Андреевна сильно любили, но в ней семья Толстых провела 19 зим, поэтому, если не получается съездить в Ясную Поляну, то музей в Хамовниках – тоже способ увидеть, как жил и где творил великий мыслитель.

Читать далее

Реклама

Полба с грибами (Александр Пушкин «Сказка о попе и о работнике его Балде»)

Сказка о попе и о работнике его балде Пушкин полба с грибами рецепт

Сложно вспомнить продукт с более нестабильной судьбой, чем полба. Она то становилась главным культивируемым злаком на разных территориях, то уходила на долгое время в сумрак забытья. Только недавно полбе вновь начали отводить место на кухнях. Хотя нельзя сказать, что о ней забывали напрочь — однажды оказанный знак внимания со стороны Александра Пушкина помог полбе увековечиться в классической литературе и не пропасть в лабиринтах времени.

Читать далее

Пирог с курицей и рисом (Лев Толстой, Иван Тургенев)

Пирог с курицей и рисом Лев Толстой Софья Толстая Иван Тургенев

Мы часто воспринимаем известных писателей поодиночке – как монолитных фигур из прошлого или персонажей из учебников литературы – и забываем, что они тоже были людьми. Талантливыми, даже гениальными, но вполне обычными жителями своих деревень и городов. Они тоже нуждались в человеческом нематериальном: общении, поддержке, понимании. И крепкой дружбе, конечно.

Есть очевидные примеры: дружили Толкиен и Льюис, Хармс и Введенский, Трумен Капоте и Харпер Ли. Хемингуэй даже дрался за Джеймса Джойса в одном парижском баре. Были друзьями и два гиганта русской литеатуры – Тургенев и Толстой. Они познакомились в Петербурге, когда Толстой только вернулся с Крымской войны. Иван Сергеевич на тот момент был уже признанным мастером, Толстой же только начинал писать. С тех пор они начали часто встречаться: в Москве, Ясной Поляне, Париже, Спасском-Лутовинове, Туле.

Читать далее

Пфанкухен с яблоками и орехами (Братья Гримм «Гензель и Гретель»)

Пфанкухен с яблоками и орехами

«Вдруг открывается дверь, и выходит оттуда старая-престарая старуха, опираясь о костыль. Испугались Гензель и Гретель, и все лакомства из рук выронили. Покачала старуха головой и говорит:
— Эй, милые детки, как вы сюда попали? Ну, заходите ко мне, я вам зла не сделаю.
Взяла она обоих за руки и повела в свою избушку. Принесла она угощение — молоко с оладьями, посыпанными сахаром, яблоки и орехи».

Братья Гримм «Гензель и Гретель»

В «Гензель и Гретель», если разобраться, совсем не рождественский сюжет: нет там зимних пейзажей, ночных приключений, выдающихся чудес или что еще может быть праздничного и тематического в историях для детей. Но сказка все равно идет в параллель с Рождеством. Во многом из-за пряничного домика, в котором жила старая колдунья и который со временем был возведен до отдельной категории рождественской выпечки.

Впрочем, речь сейчас пойдет не о пряничном домике: пару лет назад я потратила на его приготовление 9 – девять! – часов, а он взял и вышел неказистым, поэтому навсегда останется в папке с неопубликованным.

Читать далее

Пряничные человечки (Эрнст Теодор Амадей Гофман «Щелкунчик и Мышиный король»)

Пряничные человечки Щелкунчик Рецепт

«Советник разобрал игрушку, с удовольствием все показал и собрал снова, после чего он опять повеселел и подарил детям еще несколько человечков с золотыми головками, ручками и ножками из вкусного, душистого пряничного теста. Фриц и Мари очень были им рады».

Эрнст Теодор Амадей Гофман «Щелкунчик и Мышиный король»

Поздний предрождественский вечер. Дом немецкого советника медицины Штальбаума, у которого двое детей – Фриц и семилетняя Мари. Дети получили подарки и теперь расставляют их по полкам. Не знаю, подразумевал ли Гофман, что за окном в тот вечер тихо шел снег, но воображение дорисовывает именно такую, открыточную картину. А еще представляется глухой бой часов и благость, какая бывает под Рождество.

Читать далее