Пфанкухен с яблоками и орехами (Братья Гримм «Гензель и Гретель»)

Пфанкухен с яблоками и орехами

«Вдруг открывается дверь, и выходит оттуда старая-престарая старуха, опираясь о костыль. Испугались Гензель и Гретель, и все лакомства из рук выронили. Покачала старуха головой и говорит:
— Эй, милые детки, как вы сюда попали? Ну, заходите ко мне, я вам зла не сделаю.
Взяла она обоих за руки и повела в свою избушку. Принесла она угощение — молоко с оладьями, посыпанными сахаром, яблоки и орехи».

Братья Гримм «Гензель и Гретель»

В «Гензель и Гретель», если разобраться, совсем не рождественский сюжет: нет там зимних пейзажей, ночных приключений, выдающихся чудес или что еще может быть праздничного и тематического в историях для детей. Но сказка все равно идет в параллели с Рождеством. Во многом из-за пряничного домика, в котором жила старая колдунья и который со временем был возведен до отдельной категории рождественской выпечки.

Впрочем, речь сейчас пойдет не о пряничном домике: пару лет назад я потратила на его приготовление 9 – девять! – часов, а он взял и вышел неказистым, поэтому навсегда останется в папке с неопубликованным.

Читать далее

Реклама

Пряничные человечки (Эрнст Теодор Амадей Гофман «Щелкунчик и Мышиный король»)

Пряничные человечки Щелкунчик Рецепт

«Советник разобрал игрушку, с удовольствием все показал и собрал снова, после чего он опять повеселел и подарил детям еще несколько человечков с золотыми головками, ручками и ножками из вкусного, душистого пряничного теста. Фриц и Мари очень были им рады».

Эрнст Теодор Амадей Гофман «Щелкунчик и Мышиный король»

Поздний предрождественский вечер. Дом немецкого советника медицины Штальбаума, у которого двое детей – Фриц и семилетняя Мари. Дети получили подарки и теперь расставляют их по полкам. Не знаю, подразумевал ли Гофман, что за окном в тот вечер тихо шел снег, но воображение дорисовывает именно такую, открыточную картину. А еще представляется глухой бой часов и благость, какая бывает под Рождество.

Читать далее

Сливовый джем (Братья Гримм «Храбрый портняжка»)

Сливовый джем (Братья Гримм «Храбрый портняжка»)

«В одном немецком городе жил портной, звали его Ганс. Целый день сидел он на столе у окошка, поджав ноги, и шил. Куртки шил, штаны, жилетки шил.
Вот как-то сидит портной Ганс на столе, шьет и слышит — кричат на улице: «Варенье! Сливовое варенье! Кому варенья?»
«Варенье! — подумал портной. — Да еще сливовое. Это хорошо».
Подумал он так и закричал в окошко:
— Тетка, тетка, иди сюда! Дай-ка мне варенья!
Купил он этого варенья полбаночки, отрезал себе кусок хлеба, намазал его вареньем и стал жилетку дошивать».

Братья Гримм «Храбрый портняжка»

Что-то готовить по сказкам братьев Гримм – это добровольно обрекать себя на многочасовое исследование. Фольклорные сказки, как и блюда из народа, имеют сотни кавер-версий, спин-оффов, авторских трактовок. Самое время надеть очки, забыть про время и залечь на дно в библиотеке.

Вот сказка про храброго портняжку. Там на сливовое варенье слетелось семь мух, всех их портняжка убил одним разом, что счел за требующий продолжения подвиг – и за семью мухами последовали великаны, единороги и разбойники. Впервые эта сказка в обработке братьев Гримм вышла под Рождество 1812 года, когда была издана первая редакция их сборника. Только в ней не было ни слова про сливовое варенье.

Читать далее

Анковский пирог / Пирог Анке (Лев Толстой, Софья Толстая)

lemonpie_tolstoy11

«Что сильней, чем смерть и рок, –
Сладкий анковский пирог.

Л. Толстой»

Илья Толстой «Мои воспоминания»

Я, наконец-то, собралась и написала про Льва Толстого. Почему наконец-то? Потому что мне безумно нравятся его книги. Даже повести Толстого – совершенно фантастическое чтение, что уж говорить о его романах. И, по-хорошему, пост про Толстого должен был быть одним из первых на GingerPage, но как только я задумываюсь о блюдах из его книг, то начинаю мыслить монументально, в духе эпопей и многотомных собраний сочинений.

Если готовить, например, что-то из «Анны Карениной», то сразу весь обед у Стивы Облонского (а там: ростбиф, спаржа с соусом, окуни, суп мари-луиз с пирожками и несколько закусок). Так просто, за пару часов, это не осилить.

Читать далее

Спагетти с томатным соусом (Сомерсет Моэм «Луна и грош»)

«По вечерам я навещал друзей. Частенько заходил к Стревам и, случалось, делил с ними их скромный ужин. Дирк Стрев похвалялся своим искусством приготовлять итальянские блюда, и надо сознаться, что его spaghetti значительно превосходили его картины. Поистине то было королевское пиршество, когда в огромной миске он вносил макароны, щедро пропитанные томатом, и мы ели их с чудесным домашним хлебом, запивая красным вином».

Сомерсет Моэм «Луна и грош»

В сорок лет биржевой маклер Чарльз Стрикленд решил: хватит врать самому себе. Он несчастлив. Работа, дом, жена, взрослые дети – все не то, все к черту. Единственное, чего он действительно желает, – это живопись. И Стрикленд, до этого вполне себе заурядный, не побоялся оказаться на нулевом километре: он ушел от жены, отказался от имущества, отплыл в далекие тропики и обрел там гармонию – не с обществом, но с собой, природой и искусством.

Это была бы просто занимательная книга о кризисе среднего возраста, призвании, семейном долге, саморазвитии, навязанных стереотипах и много еще чем, если не сюжетный фундамент. Под эксцентричным образом Чарльза Стрикленда Моэм вывел Поля Гогена, картины которого легко опознать по сочным полнокровным таитянкам. Читать далее