Горячий шоколад (Крис Ван Оллсбург «Полярный экспресс»)

polarexpress

«В вагоне было полно детей, и на всех были пижамы и ночные сорочки. Мы пели рождественские песни, ели конфеты с начинкой из белой, как снег, нуги и пили горячее какао, густое и тягучее, как расплавленная плитка шоколада.

А за окном мелькали огни городов и деревень и таяли вдали. «Полярный экспресс» мчался на север».

Крис Ван Оллсбург «Полярный экспресс»

Пожалуй, самая атмосферная книга на тему Рождества – «Полярный экспресс». Это история о волшебстве, силе воображения и ожидании праздника, на которое способны только дети. Там все – тепло, радостно и просто: глубокая ночь, снежные вихри, мчащийся сквозь леса и горы поезд, а еще десятки счастливых детей в пижамах, которые смотрят на мелькающие пейзажи сквозь заиндевевшие окна, веселятся и пьют густое какао, больше похожее на шоколад.

Читать далее

Реклама

Шведский яблочный пирог с ванильным соусом (Астрид Линдгрен «Карлсон, который живет на крыше, опять прилетел»)

Шведский яблочный пирог с ванильным соусом

«Лучшее, что есть в домомучительнице, — это яблочная запеканка, а лучшее в яблочной запеканке — это ванильный соус, а лучшее в ванильном соусе — это то, что я его ем», — думал Малыш».

Астрид Линдгрен «Карлсон, который живет на крыше, опять прилетел»

Осень – такое время, когда есть возможность развернуть свои кухонные таланты и достичь уровня гуру по приготовлению десятков блюд из сезонных продуктов. Вот возьмем яблоки. В одном килограмме – целый мир с миллионом возможностей. Даже формат пирога предполагает разнообразие: яблоки можно класть на дно, как в тарт татене, прятать внутрь, как в знаменитом цветаевском пироге, или выкладывают ими верх. Так иногда делают шведы, уважающие простые приемы и экономию времени. Поэтому авторство самого быстрого пирога из всех яблочных принадлежит именно им. Во всяком случае, некоторые шведы в это верят.

Читать далее

Креп Сюзетт (Джоанн Харрис «Шоколад»)

Креп Сюзетт (Джоанн Харрис «Шоколад»)

«На моих глазах она подожгла в бренди очередную горку блинов и принялась ловко раскладывать их со сковороды по тарелкам. Горящая жидкость переливается из тарелки в тарелку, словно огни святого Эльма.

Блины.

Вот что они сделали со мной, pere».

Джоанн Харрис «Шоколад»

Не знаю, придумали ли уже специальное определение для книг, где еда и блюда – равноправные столпы современной прозы. Где сюжет только выигрывает от смешения с описаниями сладостей, домашних застолий и светских обедов. Как это все назвать — гастрономическая проза? Кулинарные романы? Фудпорн-бук?

Определения, может, и нет, а вот книги – есть точно. Роман «Шоколад» Джоанн Харрис – вернейшее тому подтверждение.

Читать далее

Яблочная пастила (Николай Носов «Приключения Незнайки и его друзей»)

Яблочная пастила рецепт Незнайка

«Малышка с бантиком и малышка с косичками уже разливали чай. Малышка с кудряшками доставала из буфета яблочную пастилу».

Николай Носов «Приключения Незнайки и его друзей»

С точки зрения культуры яблоки – очень амбивалентный продукт, согласитесь. Взять, например, библейский сюжет, древнегреческую мифологию или знаменитую историю про Белоснежку. Там яблоки – символ греховности, проявление коварства и причина раздора, превратившегося из междоусобицы олимпийских богинь в масштабное и вполне земное кровопролитие. Но бывает и наоборот.

В первой книге из трилогии о Незнайке яблоки на стороне добра. Они уже не ссорят, а мирят. Не губят, а дарят удовольствие.

Читать далее

Суп из дикой утки (Остап Вишня «Как варить суп из дикой утки»)

vishnya_ducksoup3

— Дорогие, верно, нынче утки?
Но вы не обращайте на это внимания, а сразу же принимайтесь готовить янтарный суп из дикой утки…

Остап Вишня «Как варить суп из дикой утки»

Недавно мне вновь подумалось о глобализации, которая везде. Особенно во внешних, видимых глазу проявлениях. Поставь человека, неискушенного путешествиями, в центр Сингапура, и он только по шрифтам на рекламных вывесках и лицам окружающих скажет, что это вряд ли Чикаго и скорее всего не Дубай.

С кухней примерно то же самое. Меню обычного московского кафе мало чем отличается от парижского или нью-йоркского. Глобализация производит уравнительный эффект, делает доступными далекие в географическом смысле продукты и блюда. В этом много хорошего, но сами собой возникают разговоры о судьбах национальных забытых изысков. Мне такие темы близки, в гастрономическом смысле я крепкий почвенник: я за эксперименты с тем, что локально, что имеет известное происхождение, и еще лучше – что имеется в шаговой доступности. Сделать чай из собранных на даче трав. Наготовить варенье из сорванных вчера кедровых шишек. Запечь в смородиновых листьях выловленную в пруду рыбу.

Читать далее