Яблочная пастила (Николай Носов «Приключения Незнайки и его друзей»)

Applepaste

«Малышка с бантиком и малышка с косичками уже разливали чай. Малышка с кудряшками доставала из буфета яблочную пастилу».

Николай Носов «Приключения Незнайки и его друзей»

С точки зрения культуры яблоки – очень амбивалентный продукт, согласитесь. Взять, например, библейский сюжет, древнегреческую мифологию или знаменитую историю про Белоснежку. Там яблоки – символ греховности, проявление коварства и причина раздора, превратившегося из междоусобицы олимпийских богинь в масштабное и вполне земное кровопролитие. Но бывает и наоборот.

В первой книге из трилогии о Незнайке яблоки на стороне добра. Они уже не ссорят, а мирят. Не губят, а дарят удовольствие.

Читать далее

Реклама

Лимонное пирожное Сансы (Джордж Мартин «Буря мечей»)

martin_lemoncake

— Санса, — вмешалась леди Алерия, — вы, должно быть, проголодались. Не хотите ли отведать свинины и лимонных пирожных?
— Лимонные пирожные — мои любимые, — призналась Санса.
— Нам так и сказали.

Джордж Мартин «Буря мечей»
(из цикла «Песнь Льда и Пламени»)

Женские персонажи в «Песне Льда и Пламени» мне импонируют. В них нет ни пресности, ни однозначности. Все знают, как Джордж Мартин любит лихо закручивать сюжеты и как круто у него это получается, поэтому и женщины у него такие – сильные, неожиданные.

Вот, например, Санса Старк – старшая дочь Эддарда Старка, лорда Винтерфелла и Хранителя Севера. В первых книгах цикла ничего занимательного в ней нет: вежливая, очаровательная, красивая. Милая тихоня и образцовая принцесса. В Disney таких любят окружать бабочками и бурундучками. Но с самого начала Джордж Мартин намекает: не стоит заблуждаться на ее счет. Девушка, предпочитающая лимонные пирожные, не так проста, как кажется, и еще о себе заявит. Читать далее

Кексы с тмином (Джон Р.Р. Толкиен «Хоббит, или Туда и обратно»)

Tolkien_seedcake

«— Идемте пить чай! — только и удалось ему произнести после тяжелого вздоха.
— Если Вас не затруднит, мне больше подошло бы пиво, уважаемый, — сказал белобородый Балин. — Не откажусь и от кекса — с тмином, если найдется.
— Конечно, найдется! — услышал вдруг свои собственные слова Бильбо, а затем с удивлением обнаружил, что уже спешит в кладовую, наливает пиво в кувшин и достает пару прелестных круглых кексиков с тмином, которые утром так любовно пек для себя на «после ужина».

Джон Р.Р. Толкиен «Хоббит, или Туда и обратно»

Однажды молодой профессор Толкиен проверял в своем домашнем кабинете экзаменационные сочинения школьников. В какой-то момент он отвлекся от работы и обвел взглядом кабинет. Так профессор заметил у самой ножки стола крошечную дырочку, несколько долгих секунд смотрел на нее, а потом написал «В земле была нора, а в норе жил хоббит…».

Это был всего лишь обрывок фразы, случайно пришедший на ум. Толкиен не знал ни кто такой хоббит, ни где находится его нора, но сразу почувствовал: в этом таится что-то очень интересное. Так одна-единственная фраза стала крошечным зерном, из которого со временем выросла сказочная повесть о путешествии хоббита к Одинокой горе, а затем – и вся эпопея «Властелин колец».

Читать далее

Шоколадный торт с грушами и сахарной звездой (Туве Янссон «Комета прилетает»)

Jansson_Starcake

«Муми-мама стояла на кухне и украшала большой торт светло-желтыми сбитыми сливками и райскими грушами. На стенках торта красовалась надпись из шоколада: «Моему милому Муми-троллю», а на самой верхушке сияла сахарная звезда.

Муми-мама тихонько насвистывала про себя и нет-нет да и выглядывала в окошко».

Туве Янссон «Комета прилетает»
(из серии книг о муми-троллях)

Сегодня 100 лет со дня рождения Туве Янссон. Сложно представить, что по этому поводу будет в Хельсинки, если двадцать лет назад, в день 80-летия Янссон, это был праздник национального масштаба. Фейерверки, уличные шествия – все в честь женщины, которая сказочными историями доказала силу иррационального в рациональной Скандинавии и заявила миру о литературном самосознании маленькой Финляндии.

Книги Туве Янссон до сих пор основная статья культурного экспорта страны. Сами финны недовольно напоминают еще о «Калевале» и нобелевском лауреате Франсе Силланпяя. Но это с академической точки зрения, для большинства читателей литературная Финляндия – в пределах Муми-дола. Может, потому, что Туве Янссон дает бесконечно правильный посыл о доме и семье, где примут любого гостя, усадят его за стол, уложат спать и при необходимости оставят жить насовсем.

Читать далее

Свинина с соусом из сушеной вишни, меда и гвоздики (Джордж Мартин «Пир стервятников»)

Martin_Pork

«Дикого вепря на кухне, увы, не нашлось, а посылать за ним охотников не было времени. Вместо него повара закололи свинью и зажарили ее с медом, гвоздикой и сушеными вишнями. Не совсем то, чего хотелось Серсее, но делать нечего».

Джордж Мартин «Пир стервятников»
(из цикла «Песнь Льда и Пламени»)

Однажды, еще в 90-х, Джордж Мартин, автор знаменитой саги «Песнь Льда и Пламени», представил свой рассказ критикам. Один из них тогда назвал произведение «гастрономическим порно». Прошло много лет, а в неуемном пиршестве автора обвиняют до сих пор.

Джордж Мартин, действительно, как добрый хозяин, наполняет столы своих героев всем, чем только может. Он не скупится на подробности белоскатертных пиров в королевских замках и не пренебрегает деталями простяцкой еды босяков.

Читать далее