Гуляш по-сегедски (Эрих Мария Ремарк «Тени в раю»)

Гуляш по-сегедски рецепт Ремарк Тени в раю
«Гуляш был действительно вкуснее, чем накануне. Еще и потому, что мы ели его под звуки органа. Кан включил приемник, чтобы не дай Бог не пропустить соревнований по боксу. Пришлось прослушать и предшествующую репортажу программу. Как ни странно, но Иоганн-Себастьян Бах неплохо сочетался с гуляшом по-сегедски, хотя мне казалось, что здесь более уместен был бы Франц Лист. Впрочем, обычный гуляш в сочетании с Бахом был бы невозможен».

Эрих Мария Ремарк «Тени в раю»

Когда я писала о брауни в романе «Тени в раю» Ремарка, то немного лукавила. Конечно, кулинарный маяк в книге – не он, не шоколадный десерт, а блюдо совсем другого характера, смысла и настроения – гуляш по-сегедски. Не самый очевидный писательский выбор, правда? Учитывая ориентацию Ремарка на драматичную, мужскую, но все-таки романтичность.

Главный герой Роберт Росс, бывший немецкий журналист, жил в Нью-Йорке, как и знакомая ему семья Фрисландеров – немцев, получивших американское гражданство. Росс часто бывал у них в гостях и каждый раз возвращался от них домой с кастрюлей гуляша по-сегедски. Потом поздним вечером встречался со своей подругой Наташей и вместе с ней съедал принесенный ужин.

Читать далее

Реклама

Сайки с изюмом (Владимир Гиляровский «Москва и москвичи»)

Сайки с изюмом Гиляровский Москва и москвичи рецепт

«И вдруг появилась новинка, на которую покупатель набросился стаей, – это сайки с изюмом…
– Как вы додумались?
– И очень просто! – отвечал старик. Вышло это, действительно, даже очень просто».

Владимир Гиляровский «Москва и москвичи»

Москва, с 870-летием!

По случаю большого праздника – сайки с изюмом. Пышные, как когда-то московское дворянство, воздушные, как купола соборов, и сладкие. На юбилее они придутся кстати, все благодаря Владимиру Гиляровскому.

В 1926 году Гиляровский написал одну из главных книг о столице. Его «Москва и москвичи» – крайне увлекательный рассказ о дореволюционной жизни города. Читаешь – и кажется: это тот же Шмелев с «Летом Господнем», только на репортажный манер. Те же воспоминания, как купечество жило на широкую ногу, как морозным вечером у Кремля продавали сбитень и как крепок был жар в московских банях. Читать далее

Мороженое из сирени (Игорь Северянин)


Северянин Мороженое из сирени

— Мороженое из сирени! Мороженое из сирени!
Полпорции десять копеек, четыре копейки буше.
Сударыни, судари, надо ль? — не дорого — можно без прений…
Поешь деликатного, площадь: придется товар по душе!

Игорь Северянин

В начале XX века странноватые, но бесконечно обаятельные стихи Игоря Северянина читали примерно за тем же, зачем мы сейчас просматриваем красивые аккаунты в Инстаграме или перелистываем Kinfolk – за настроением и идеями, как жить в радости.

Через стихи (или поэзы, как он сам говорил) Северянин создавал иллюзию идеальной жизни – легкой, полной света и роскоши. Он довел до культа удовольствие от обладания материальным прекрасным. Комфортабельная карета, брюссельское кружево, пряные трюфели, ягуаровый плед. Северянин, казалось, находился в облаке волшебного флера.

Читать далее

Горячий шоколад (Крис Ван Оллсбург «Полярный экспресс»)

polarexpress

«В вагоне было полно детей, и на всех были пижамы и ночные сорочки. Мы пели рождественские песни, ели конфеты с начинкой из белой, как снег, нуги и пили горячее какао, густое и тягучее, как расплавленная плитка шоколада.

А за окном мелькали огни городов и деревень и таяли вдали. «Полярный экспресс» мчался на север».

Крис Ван Оллсбург «Полярный экспресс»

Пожалуй, самая атмосферная книга на тему Рождества – «Полярный экспресс». Это история о волшебстве, силе воображения и ожидании праздника, на которое способны только дети. Там все – тепло, радостно и просто: глубокая ночь, снежные вихри, мчащийся сквозь леса и горы поезд, а еще десятки счастливых детей в пижамах, которые смотрят на мелькающие пейзажи сквозь заиндевевшие окна, веселятся и пьют густое какао, больше похожее на шоколад.

Читать далее

Пряничные человечки (Эрнст Теодор Амадей Гофман «Щелкунчик и Мышиный король»)

Пряничные человечки Щелкунчик Рецепт

«Советник разобрал игрушку, с удовольствием все показал и собрал снова, после чего он опять повеселел и подарил детям еще несколько человечков с золотыми головками, ручками и ножками из вкусного, душистого пряничного теста. Фриц и Мари очень были им рады».

Эрнст Теодор Амадей Гофман «Щелкунчик и Мышиный король»

Поздний предрождественский вечер. Дом немецкого советника медицины Штальбаума, у которого двое детей – Фриц и семилетняя Мари. Дети получили подарки и теперь расставляют их по полкам. Не знаю, подразумевал ли Гофман, что за окном в тот вечер тихо шел снег, но воображение дорисовывает именно такую, открыточную картину. А еще представляется глухой бой часов и благость, какая бывает под Рождество.

Читать далее