Кролик под грибным соусом (Эрнест Хемингуэй «По ком звонит колокол»)

По ком звонит колокол Хемингуэй заяц кролик грибная подлива рецепт

«Роберт Джордан взглянул на Марию и покачал головой. Она села рядом с ним и обняла его за плечи. Каждый из них понимал, что чувствует другой, и они сидели так, и Роберт Джордан ел зайчатину не торопясь, смакуя грибную подливку, и запивал еду вином, и они сидели молча».

Эрнест Хемингуэй «По ком звонит колокол»

Не знаю, можно ли среди всех произведений Хемингуэя выбрать одно, величайшее, но кто-то вершиной его писательского дара уверенно считает роман «По ком звонит колокол». Что ж, почему нет.

Книга связана со вторым испанским периодом в жизни писателя. Первый период был посвящен корриде. Тогда Хемингуэй в компании тореадоров исколесил всю Испанию, запивая впечатления любимым розовым Лас Кампанас. Второй период получился куда серьезнее.

Читать далее

Реклама

Коктейль «Поссет» (Уильям Шекспир «Макбет»)

Коктейль «Поссет» (Уильям Шекспир «Макбет»)

«Раскрыта дверь. Упившиеся слуги
Храпят, презрев свой долг. В питье ночное
Я подмешала им такого зелья,
Что спорят жизнь и смерть за них».

Уильям Шекспир «Макбет»

Есть блюда, с которыми человечество долго не могло определиться, что это – лекарство или просто очень вкусно. Можно ли их употреблять без повода, симптомов и рецептов врачей, а так, когда захочется, только из желания себя порадовать.

Так было с поссетом – шотландским коктейлем из молока, алкоголя и специй. Плотный, пряный, горячий, в Средние века он помогал справиться с простудным жаром, настраивал на спокойный сон и поднимал силу духа.

Читать далее

Карп по-польски в пивном соусе (Ромен Роллан «Жан-Кристоф»)

Rolland_Karpfen

«Затем старик улегся в полном изнеможении, но он был взбудоражен, как ребенок в ожидании рождественских подарков, и всю ночь проворочался в постели, не смыкая глаз. Уже за полночь он вдруг поднялся и направился будить Саломею, чтобы заказать к обеду тушеного карпа, — это блюдо особенно ей удавалось, – но воздержался и хорошо сделал»

Ромен Роллан «Жан-Кристоф»

Очень люблю сказку «Ежик в тумане» (впрочем, это общее место – в любви к ней все сходятся). И вот там есть такой момент: ежик, окутанный густой дымкой леса и затерявшийся в ночи, побежал на голос Медвежонка: случайно упал в реку, сильно испугался, стал бить лапами во все стороны, а потом понял, что это бесполезно, и отдал себя течению: «Пускай река сама несет меня!».

Мне хотелось так же – быть унесенной. Чтобы внезапно подхватило течением и понесло по незнакомым местам. Не буквально, конечно. Окунать и уносить отлично получается у книг. Особенно у тех, что впечатляют не остротой сюжета, а глубиной мысли, и где переживания героев в разы интереснее, чем происходящие с ними события.

Читать далее

Шоколадный торт с грушами и сахарной звездой муми-троллей

Jansson_Starcake

«Муми-мама стояла на кухне и украшала большой торт светло-желтыми сбитыми сливками и райскими грушами. На стенках торта красовалась надпись из шоколада: «Моему милому Муми-троллю», а на самой верхушке сияла сахарная звезда.

Муми-мама тихонько насвистывала про себя и нет-нет да и выглядывала в окошко».

Туве Янссон «Комета прилетает»
(из серии книг о муми-троллях)

Сегодня 100 лет со дня рождения Туве Янссон. Сложно представить, что по этому поводу будет в Хельсинки, если двадцать лет назад, в день 80-летия Янссон, это был праздник национального масштаба. Фейерверки, уличные шествия – все в честь женщины, которая сказочными историями доказала силу иррационального в рациональной Скандинавии и заявила миру о литературном самосознании маленькой Финляндии.

Книги Туве Янссон до сих пор основная статья культурного экспорта страны. Сами финны недовольно напоминают еще о «Калевале» и нобелевском лауреате Франсе Силланпяя. Но это с академической точки зрения, для большинства читателей литературная Финляндия – в пределах Муми-дола. Может, потому, что Туве Янссон дает бесконечно правильный посыл о доме и семье, где примут любого гостя, усадят его за стол, уложат спать и при необходимости оставят жить насовсем.

Читать далее

Свинина с соусом из сушеной вишни, меда и гвоздики для Серсеи Ланнистер (Джордж Мартин «Пир стервятников»)

Martin_Pork

«Дикого вепря на кухне, увы, не нашлось, а посылать за ним охотников не было времени. Вместо него повара закололи свинью и зажарили ее с медом, гвоздикой и сушеными вишнями. Не совсем то, чего хотелось Серсее, но делать нечего».

Джордж Мартин «Пир стервятников»
(из цикла «Песнь Льда и Пламени»)

Однажды, еще в 90-х, Джордж Мартин, автор знаменитой саги «Песнь Льда и Пламени», представил свой рассказ критикам. Один из них тогда назвал произведение «гастрономическим порно». Прошло много лет, а в неуемном пиршестве автора обвиняют до сих пор.

Джордж Мартин, действительно, как добрый хозяин, наполняет столы своих героев всем, чем только может. Он не скупится на подробности белоскатертных пиров в королевских замках и не пренебрегает деталями простяцкой еды босяков.

Читать далее