Коктейль «Поссет» (Уильям Шекспир «Макбет»)

Коктейль «Поссет» (Уильям Шекспир «Макбет»)

«Раскрыта дверь. Упившиеся слуги
Храпят, презрев свой долг. В питье ночное
Я подмешала им такого зелья,
Что спорят жизнь и смерть за них».

Уильям Шекспир «Макбет»

Есть блюда, с которыми человечество долго не могло определиться, что это – лекарство или просто очень вкусно. Можно ли их употреблять без повода, симптомов и рецептов врачей, а так, когда захочется, только из желания себя порадовать.

Так было с поссетом – шотландским коктейлем из молока, алкоголя и специй. Плотный, пряный, горячий, в Средние века он помогал справиться с простудным жаром, настраивал на спокойный сон и поднимал силу духа.

Читать далее

Реклама

Карп по-польски в пивном соусе (Ромен Роллан «Жан-Кристоф»)

Rolland_Karpfen

«Затем старик улегся в полном изнеможении, но он был взбудоражен, как ребенок в ожидании рождественских подарков, и всю ночь проворочался в постели, не смыкая глаз. Уже за полночь он вдруг поднялся и направился будить Саломею, чтобы заказать к обеду тушеного карпа, — это блюдо особенно ей удавалось, – но воздержался и хорошо сделал»

Ромен Роллан «Жан-Кристоф»

Очень люблю сказку «Ежик в тумане» (впрочем, это общее место – в любви к ней все сходятся). И вот там есть такой момент: ежик, окутанный густой дымкой леса и затерявшийся в ночи, побежал на голос Медвежонка: случайно упал в реку, сильно испугался, стал бить лапами во все стороны, а потом понял, что это бесполезно, и отдал себя течению: «Пускай река сама несет меня!».

Мне хотелось так же – быть унесенной. Чтобы внезапно подхватило течением и понесло по незнакомым местам. Не буквально, конечно. Окунать и уносить отлично получается у книг. Особенно у тех, что впечатляют не остротой сюжета, а глубиной мысли, и где переживания героев в разы интереснее, чем происходящие с ними события.

Читать далее

Шоколадный торт с грушами и сахарной звездой (Туве Янссон «Комета прилетает»)

Jansson_Starcake

«Муми-мама стояла на кухне и украшала большой торт светло-желтыми сбитыми сливками и райскими грушами. На стенках торта красовалась надпись из шоколада: «Моему милому Муми-троллю», а на самой верхушке сияла сахарная звезда.

Муми-мама тихонько насвистывала про себя и нет-нет да и выглядывала в окошко».

Туве Янссон «Комета прилетает»
(из серии книг о муми-троллях)

Сегодня 100 лет со дня рождения Туве Янссон. Сложно представить, что по этому поводу будет в Хельсинки, если двадцать лет назад, в день 80-летия Янссон, это был праздник национального масштаба. Фейерверки, уличные шествия – все в честь женщины, которая сказочными историями доказала силу иррационального в рациональной Скандинавии и заявила миру о литературном самосознании маленькой Финляндии.

Книги Туве Янссон до сих пор основная статья культурного экспорта страны. Сами финны недовольно напоминают еще о «Калевале» и нобелевском лауреате Франсе Силланпяя. Но это с академической точки зрения, для большинства читателей литературная Финляндия – в пределах Муми-дола. Может, потому, что Туве Янссон дает бесконечно правильный посыл о доме и семье, где примут любого гостя, усадят его за стол, уложат спать и при необходимости оставят жить насовсем.

Читать далее

Свинина с соусом из сушеной вишни, меда и гвоздики (Джордж Мартин «Пир стервятников»)

Martin_Pork

«Дикого вепря на кухне, увы, не нашлось, а посылать за ним охотников не было времени. Вместо него повара закололи свинью и зажарили ее с медом, гвоздикой и сушеными вишнями. Не совсем то, чего хотелось Серсее, но делать нечего».

Джордж Мартин «Пир стервятников»
(из цикла «Песнь Льда и Пламени»)

Однажды, еще в 90-х, Джордж Мартин, автор знаменитой саги «Песнь Льда и Пламени», представил свой рассказ критикам. Один из них тогда назвал произведение «гастрономическим порно». Прошло много лет, а в неуемном пиршестве автора обвиняют до сих пор.

Джордж Мартин, действительно, как добрый хозяин, наполняет столы своих героев всем, чем только может. Он не скупится на подробности белоскатертных пиров в королевских замках и не пренебрегает деталями простяцкой еды босяков.

Читать далее

Пламенный пунш (Фридрих Шиллер «Пуншевая песня»)

schiller_punsch

«Выпьем, покамест
Кубок наш жгуч:
Только кипучий
Сладостен ключ!»

Фридрих Шиллер «Пуншевая песня»

Для многих февраль – как олимпийская финишная прямая в 50 км свободным стилем. Сил уже нет, и передвигаться вперед остается исключительно на морально-волевых. Терпеть, терпеть, еще чуть-чуть, поднажать и будет мартовское счастье. Пусть только календарная, весьма формальная, но все-таки уже весна.

Со мной все наоборот. Как только первый осенний лист прилипает к стеклу, меня нестерпимо тянет из серо-коричневой Москвы на север – чистый и белый, как глазурь на пряничном домике. Где зима действительно похожа на зиму: лес в хрустящем снегу, морозный румянец, варежки, не теплее минус тридцати, яркие закаты и по вечерам северное сияние.

Читать далее