Пряничные человечки (Эрнст Теодор Амадей Гофман «Щелкунчик и Мышиный король»)

nusknacker

«Советник разобрал игрушку, с удовольствием все показал и собрал снова, после чего он опять повеселел и подарил детям еще несколько человечков с золотыми головками, ручками и ножками из вкусного, душистого пряничного теста. Фриц и Мари очень были им рады».

Эрнст Теодор Амадей Гофман «Щелкунчик и Мышиный король»

Поздний предрождественский вечер. Дом немецкого советника медицины Штальбаума, у которого двое детей – Фриц и семилетняя Мари. Дети получили подарки и теперь расставляют их по полкам. Не знаю, подразумевал ли Гофман, что за окном в тот вечер тихо шел снег, но воображение дорисовывает именно такую, открыточную картину. А еще представляется глухой бой часов и благость, какая бывает под Рождество.

Читать далее

Шведский яблочный пирог с ванильным соусом (Астрид Линдгрен «Карлсон, который живет на крыше, опять прилетел»)

Шведский яблочный пирог с ванильным соусом

«Лучшее, что есть в домомучительнице, — это яблочная запеканка, а лучшее в яблочной запеканке — это ванильный соус, а лучшее в ванильном соусе — это то, что я его ем», — думал Малыш».

Астрид Линдгрен «Карлсон, который живет на крыше, опять прилетел»

Осень – такое время, когда есть возможность развернуть свои кухонные таланты и достичь уровня гуру по приготовлению десятков блюд из сезонных продуктов. Вот возьмем яблоки. В одном килограмме – целый мир с миллионом возможностей. Даже формат пирога предполагает разнообразие: яблоки можно класть на дно, как в тарт татене, прятать внутрь, как в знаменитом цветаевском пироге, или выкладывают ими верх. Так иногда делают шведы, уважающие простые приемы и экономию времени. Поэтому авторство самого быстрого пирога из всех яблочных принадлежит именно им. Во всяком случае, некоторые шведы в это верят.

Читать далее

Эскимо (Лазарь Лагин «Старик Хоттабыч»)

Эскимо (Лазарь Лагин «Старик Хоттабыч»)

«– Эскимо не потребуется? – спросила она у старика, и тот, в свою очередь, вопросительно посмотрел на Вольку.

– Возьми, Хоттабыч, это очень вкусно. Попробуй!

Хоттабыч попробовал, и ему понравилось. Он угостил ребят и купил себе еще одну порцию, потом еще одну и, наконец, разохотившись, откупил у обомлевшей продавщицы сразу все наличное эскимо – сорок три кругленьких, покрытых нежной изморозью, пакетика с мороженым».

Лазарь Лагин «Старик Хоттабыч»

Без чего не обходится ни одно лето (а заодно – и практически ни одна советская детская сказка)? Да-да, без мороженого! В горячую пору только им и спасаться, сейчас оно становится едва ли не главной едой, уместной в любое время суток.

Старик Хоттабыч, воспитанный на восточных сладостях, тоже оценил этот способ освежиться и повеселиться. Помните, он в цирке скупил все мороженое, что было, и поставил внушительный рекорд – 46 эскимо за раз.

Читать далее

Гаспачо Манчего (Мигель Сервантес «Дон Кихот»)

Гаспачо Манчего (Мигель Сервантес «Дон Кихот»)
«Лучше мне досыта наедаться похлебкой, чем зависеть от скаредности нахального лекаря, который морит меня голодом. И я предпочитаю в летнее время развалиться под дубом, а в зимнюю пору накрыться шкурой двухгодовалого барана, но только знать, что ты сам себе господин, нежели под ярмом губернаторства спать на голландского полотна простынях и носить собольи меха».

Мигель Сервантес «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский»

Пост о Дон Кихоте, по-хорошему, должен был выйти еще в ноябре. Я даже к нему заранее готовилась, но непредсказуемые события заставили просрочить дедлайны и все равно писать в спешке.

Почему именно в ноябре? Тогда исполнилось ровно 400 лет с момента выхода второй части о приключениях Рыцаря Печального Образа. Сервантес закончил книгу в ноябре 1615-го, через десять лет после выхода первой части. Продолжение он не планировал. Но так получилось, что первая часть, написанная им в тюрьме Севильи, стала, как бы сейчас сказали, бестселлером и хитом продаж и сделала Сервантеса знаменитостью, хотя до этого в жизни ему катастрофически не везло.

Читать далее

Яблочная пастила (Николай Носов «Приключения Незнайки и его друзей»)

Applepaste

«Малышка с бантиком и малышка с косичками уже разливали чай. Малышка с кудряшками доставала из буфета яблочную пастилу».

Николай Носов «Приключения Незнайки и его друзей»

С точки зрения культуры яблоки – очень амбивалентный продукт, согласитесь. Взять, например, библейский сюжет, древнегреческую мифологию или знаменитую историю про Белоснежку. Там яблоки – символ греховности, проявление коварства и причина раздора, превратившегося из междоусобицы олимпийских богинь в масштабное и вполне земное кровопролитие. Но бывает и наоборот.

В первой книге из трилогии о Незнайке яблоки на стороне добра. Они уже не ссорят, а мирят. Не губят, а дарят удовольствие.

Читать далее