Яблочные берсовские пирожки для Льва Толстого

Лев Толстой Софья Толстая Яблочные берсовские пирожки рецепт

Этой осенью я планировала избежать яблочного вопроса: мне кажется, по теме яблочных пирогов я высказываюсь слишком часто, и их рецептов в блоге непропорционально много. Но практика убеждает, что тема не раскрыта и есть куда расти.

Этот пост получился импульсно, как-то сам собой. В начале сентября, в канун 190-летия со Дня рождения Льва Толстого, мы (я и моя двухлетняя Варя) поехали в дом писателя в Хамовниках. Нельзя сказать, что эту усадьбу Лев Николаевич или его жена Софья Андреевна сильно любили, но в ней семья Толстых провела 19 зим, поэтому, если не получается съездить в Ясную Поляну, то музей в Хамовниках – тоже способ увидеть, как жил и где творил великий мыслитель.

Читать далее

Пирог с курицей и рисом для Льва Толстого и Ивана Тургенева

Пирог с курицей и рисом Лев Толстой Софья Толстая Иван Тургенев

Мы часто воспринимаем известных писателей поодиночке – как монолитных фигур из прошлого или персонажей из учебников литературы – и забываем, что они тоже были людьми. Талантливыми, даже гениальными, но вполне обычными жителями своих деревень и городов. Они тоже нуждались в человеческом нематериальном: общении, поддержке, понимании. И крепкой дружбе, конечно.

Есть очевидные примеры: дружили Толкиен и Льюис, Хармс и Введенский, Трумен Капоте и Харпер Ли. Хемингуэй даже дрался за Джеймса Джойса в одном парижском баре. Были друзьями и два гиганта русской литеатуры – Тургенев и Толстой. Они познакомились в Петербурге, когда Толстой только вернулся с Крымской войны. Иван Сергеевич на тот момент был уже признанным мастером, Толстой же только начинал писать. С тех пор они начали часто встречаться: в Москве, Ясной Поляне, Париже, Спасском-Лутовинове, Туле.

Читать далее

Янтарный яблочный пирог Татьяны Толстой

Янтарный яблочный пирог Татьяна Толстая«Ничего лучше настоящей антоновки нет. Это вообще Бунин, это Россия, которую мы потеряли, это 1913 год во всей его славе, Распутин, серебряный век».

Татьяна Толстая

Обычно у меня много времени уходит на поиски рецепта. Чтобы в нем все сошлось: литературные подробности, эпоха, вкус и настроение. Чтобы его легко можно было повторить на любой кухне и при минимальных усилиях. Иногда такие рецепты попадаются в иностранных блогах, иногда – в старых поваренных книгах. И в том, и в другом случае приходится адаптировать и переводить: с языка на язык или с одной системы в другую.

Но бывает, все складывается просто. Когда я недавно думала, что бы еще приготовить с яблоками, которых у меня в этом году ведро и ящик с горкой, то вспомнила об одном из постов Татьяны Толстой в Фейсбуке.

Читать далее

Анковский пирог / Пирог Анке для Льва Толстого

Анковский пирог

«Что сильней, чем смерть и рок, –
Сладкий анковский пирог.

Л. Толстой»

Илья Толстой «Мои воспоминания»

Учитывая, как мне нравится творчество Льва Толстого, пост про него должен был быть одним из первых на GingerPage, но как только я задумываюсь о блюдах из его книг, то начинаю мыслить монументально, в духе эпопей и многотомных собраний сочинений.

Если готовить, например, что-то из «Анны Карениной», то сразу весь обед у Стивы Облонского (а там: ростбиф, спаржа с соусом, окуни, суп мари-луиз с пирожками и несколько закусок). Так просто, за пару часов, это не осилить.

Читать далее

Яблочный пирог Вульфов для Александра Пушкина

Без имени

Начало июня – самое время вспомнить о Пушкине, «солнце русской поэзии» и главном герое школьных уроков литературы. Учиться жизненно важным вещам можно не только на его произведениях. Биография поэта в некоторых моментах сама как наглядное пособие по подаркам судьбы. Вот ведь как бывает – то, что мы называем потрясениями и катастрофами, на деле оказывается шансом на перемены и возможностью пересмотреть жизнь.

В 1824 году московская полиция сослала 25-летнего Пушкина за увлечение «атеистическими учениями» в имение его матери, Михайловское. Конечно, Михайловское – не Сибирь и не Соловки, а лишь Псковская губерния, но на целых два года Пушкин был отрезан от петербургского общества и обречен на деревенскую глушь. Никаких светских балов и красивых девушек, к которым он так привык. К тому же, все родные Пушкина покинули имение, оставив его одного.

Читать далее