Закрытый пирог с курицей и грибами (Булат Окуджава «Прощание с осенью»)

okudzhava_pie

Осенний холодок. Пирог с грибами.
Калитки шорох и простывший чай.
И снова неподвижными губами
короткое, как вздох: «Прощай, прощай…»

Булат Окуджава «Прощание с осенью»

В Москве сегодня первый снег. Это значит, сезон плясок окончен, начинается сплошной сонный день, больше похожий на сумерки. Отныне настроение задает вечный полумрак, хмурость неба и виды голых гудящих тополей за окном. Живешь будто на дне колодца. Ночь и день наплывают и откатываются, появляются и исчезают. Хочется покрыться мхом и как-нибудь дожить до зимы.

Читать далее

Энчилады с курицей в томатном соусе (Джон Грин «Виноваты звезды»)

green_enchiladas

«Отец с матерью называли его Гасом. Они на кухне готовили энчилады (над раковиной висела пластинка витражного стекла с пузырьчатыми буквами «Семья навсегда»). Мать клала на тортилльяс курятину, а отец сворачивал блинчик и помещал его в стеклянный сотейник. Они не удивились моему приходу, что я сочла разумным: если Огастус дал мне почувствовать себя особенной, это не значит, что так оно и есть на самом деле. Может, он каждый день водит домой девушек смотреть фильмы и поднимать настроение»

Джон Грин «Виноваты звезды»

Не так давно мне удалось ощутить всю ширину и глубину понятия «мировой бестселлер». Этой весной инстаграм под тегом #books чуть ли не ломился под натиском снимков книг Джона Грина. Их были тысячи, десятки тысяч. Каждая третья-четвертая фотография – с его книгой «Виноваты звезды» на немецком, испанском, чешском, французском, английском и еще десятках неопознанных мной языков.

Кто-то завтракает с этой книгой, кто-то читает перед сном, кто-то открыл «Виноваты звезды» у бассейна, а кто-то только несет покупку к кассе. И километры восторженных комментариев, тонны признаний в вечной любви к героям. Этого всего было так настойчиво много, что это невозможно было оставить незамеченным.

Читать далее

Белый суп (Джейн Остин «Гордость и предубеждение»)

austin_whitesoup

«Ты, видимо, имеешь в виду Дарси, – ответил мистер Бингли. – Что ж, если ему будет угодно, он может отправиться спать. А что касается самого бала, это вопрос решенный. И как только все будет готово и Николс наготовит достаточно белого супа, я немедленно разошлю приглашения»

Джейн Остин «Гордость и предубеждение»

Этот январь у меня прошел под знаком Джейн Остин. Двое суток в поезде – и роман «Гордость и предубеждение» прочитан. Обычно в такие сроки мне редко удается укладываться, но под стук колес, когда за окном тонны снегов и километры пейзажей, прелестная нежная история Элизабет Беннет и мистера Дарси оказалась очень кстати. Потом еще были пересмотрены несколько экранизаций романа, и теперь Беннеты, Бингли, Дарси, Гардинеры и Лукасы мне как родные.

Читать далее

Цыпленок, фаршированный шампиньонами (Брэм Стокер «Дракула»)

stoker_chicken

«Граф приблизился к столу и снял крышку с одного из блюд. Я с удовольствием принялся за жареного цыпленка, запивая его отличным токайским вином. Пока я ел, Дракула расспрашивал меня о путешествии, и мало-помалу я рассказал ему обо всех своих приключениях. Кончив ужинать, я по желанию графа придвинул кресло к камину и закурил сигару»

Брэм Стокер «Дракула»

Первый ужин Джонатана Харкера в замке румынского графа – один из самых жутких в литературе. Ничего ужасного с молодым англичанином тогда не случилось. Даже несмотря на то, что эта была ночь накануне дня Святого Георгия, когда, по румынским преданиям, на земле властвует нечистая сила. Ужин в гостях у Дракулы был очень даже приятным – вкусный жареный цыпленок, прекрасное токайское вино, камин, сигары и вой волков где-то на фоне.

А не по себе от того, что Джонатан еще не понимал, в какое зубоскальное логово он попал и какое сомнительное завел знакомство. Хотя, конечно, это не сравнится с тем, как после ужина Харкер пошел в приготовленную для него комнату, чтобы попытаться уснуть в огромном холодном замке, в подвале которого хранятся гробы.

Читать далее

Курица карри (Артур Конан Дойль «Воспоминания Шерлока Холмса»)

doyle-curry

«Миссис Хадсон на высоте положения, – сказал Холмс, снимая крышку с курицы, приправленной кэрри. – Она не слишком разнообразит стол, но для шотландки завтрак задуман недурно»

Артур Конан Дойль
«Морской договор» из сборника «Воспоминания Шерлока Холмса»

В небе – 50 оттенков серого, под ногами – 50 оттенков желтого. Вот уже несколько недель осень шлет свои самые хмурые приветы и солнца не обещает. Про такую погоду Конан Дойль, который как житель Лондона уж точно знал толк в тонко-унылых пейзажах, писал:

«Был сентябрьский вечер, около семи часов. С самого утра стояла отвратительная погода. И сейчас огромный город окутывала плотная пелена тумана, то и дело переходящего в дождь. Мрачные, грязного цвета тучи низко нависли над грязными улицами. Фонари на Стрэнде расплывались дымными желтыми пятнами, отбрасывая на мокрый тротуар поблескивающие круги».

Читать далее