Пфанкухен с яблоками и орехами (Братья Гримм «Гензель и Гретель»)

Пфанкухен с яблоками и орехами

«Вдруг открывается дверь, и выходит оттуда старая-престарая старуха, опираясь о костыль. Испугались Гензель и Гретель, и все лакомства из рук выронили. Покачала старуха головой и говорит:
— Эй, милые детки, как вы сюда попали? Ну, заходите ко мне, я вам зла не сделаю.
Взяла она обоих за руки и повела в свою избушку. Принесла она угощение — молоко с оладьями, посыпанными сахаром, яблоки и орехи».

Братья Гримм «Гензель и Гретель»

В «Гензель и Гретель», если разобраться, совсем не рождественский сюжет: нет там зимних пейзажей, ночных приключений, выдающихся чудес или что еще может быть праздничного и тематического в историях для детей. Но сказка все равно идет в параллели с Рождеством. Во многом из-за пряничного домика, в котором жила старая колдунья и который со временем был возведен до отдельной категории рождественской выпечки.

Впрочем, речь сейчас пойдет не о пряничном домике: пару лет назад я потратила на его приготовление 9 – девять! – часов, а он взял и вышел неказистым, поэтому навсегда останется в папке с неопубликованным.

Читать далее

Реклама

Горячий шоколад (Крис Ван Оллсбург «Полярный экспресс»)

polarexpress

«В вагоне было полно детей, и на всех были пижамы и ночные сорочки. Мы пели рождественские песни, ели конфеты с начинкой из белой, как снег, нуги и пили горячее какао, густое и тягучее, как расплавленная плитка шоколада.

А за окном мелькали огни городов и деревень и таяли вдали. «Полярный экспресс» мчался на север».

Крис Ван Оллсбург «Полярный экспресс»

Пожалуй, самая атмосферная книга на тему Рождества – «Полярный экспресс». Это история о волшебстве, силе воображения и ожидании праздника, на которое способны только дети. Там все – тепло, радостно и просто: глубокая ночь, снежные вихри, мчащийся сквозь леса и горы поезд, а еще десятки счастливых детей в пижамах, которые смотрят на мелькающие пейзажи сквозь заиндевевшие окна, веселятся и пьют густое какао, больше похожее на шоколад.

Читать далее

Шведский яблочный пирог с ванильным соусом (Астрид Линдгрен «Карлсон, который живет на крыше, опять прилетел»)

Шведский яблочный пирог с ванильным соусом

«Лучшее, что есть в домомучительнице, — это яблочная запеканка, а лучшее в яблочной запеканке — это ванильный соус, а лучшее в ванильном соусе — это то, что я его ем», — думал Малыш».

Астрид Линдгрен «Карлсон, который живет на крыше, опять прилетел»

Осень – такое время, когда есть возможность развернуть свои кухонные таланты и достичь уровня гуру по приготовлению десятков блюд из сезонных продуктов. Вот возьмем яблоки. В одном килограмме – целый мир с миллионом возможностей. Даже формат пирога предполагает разнообразие: яблоки можно класть на дно, как в тарт татене, прятать внутрь, как в знаменитом цветаевском пироге, или выкладывают ими верх. Так иногда делают шведы, уважающие простые приемы и экономию времени. Поэтому авторство самого быстрого пирога из всех яблочных принадлежит именно им. Во всяком случае, некоторые шведы в это верят.

Читать далее

Коктейль «Поссет» (Уильям Шекспир «Макбет»)

Коктейль «Поссет» (Уильям Шекспир «Макбет»)

«Раскрыта дверь. Упившиеся слуги
Храпят, презрев свой долг. В питье ночное
Я подмешала им такого зелья,
Что спорят жизнь и смерть за них».

Уильям Шекспир «Макбет»

Есть блюда, с которыми человечество долго не могло определиться, что это – лекарство или просто очень вкусно. Можно ли их употреблять без повода, симптомов и рецептов врачей, а так, когда захочется, только из желания себя порадовать.

Так было с поссетом – шотландским коктейлем из молока, алкоголя и специй. Плотный, пряный, горячий, в Средние века он помогал справиться с простудным жаром, настраивал на спокойный сон и поднимал силу духа.

Читать далее

Рисовый пудинг (Сомерсет Моэм «Бремя страстей человеческих»)

ricepudding_maugham

«Салли принесла тарелки с рисовым пудингом — пряным, жирным и сочным. Ательни с аппетитом принялся его уплетать.

— Один из законов этого дома гласит, что воскресный обед у нас всегда один и тот же. Это наш ритуал. Ростбиф и рисовый пудинг — пятьдесят воскресений в году».

Сомерсет Моэм «Бремя страстей человеческих»

Так или иначе, но в хороших семьях все вертится вокруг кухни. Это сердце дома, та самая объединяющая сила, без которой невозможно большое семейное счастье.

Собираться вместе за столом – пожалуй, самый быстрый, приятный и вообще благодарный способ сплотить родных людей, живущих в одном доме. В большой семье Торпа Ательни (где только детей – девять человек) из «Бремени страстей человеческих» Моэма это хорошо понимали.

Читать далее