Постное печенье «кресты» (Иван Шмелев «Лето Господне»)

Шмелев Печенье кресты

«Кресты» – особенное печенье, с привкусом миндаля, рассыпчатое и сладкое; где лежат поперечинки «креста» – вдавлены малинки из варенья, будто гвоздочками прибито. Так спокон веку выпекали, еще до прабабушки Устиньи – в утешение для поста».

Иван Шмелев «Лето Господне»

Если опираться на православный календарь, сейчас – самая середина Великого поста: третья неделя, Крестопоклонная. Ее смысл легко понять из названия: весь церковный уклад в эти дни обращен к Животворящему Кресту, который и напоминает о сути постного пути, и воодушевляет тех, кто этот путь осиливает.

Кресту на этой неделе поклоняются, о нем вспоминают в песнопениях, поэтому логично, что есть у него и более осязаемое, гастрономическое выражение – печенье соответствующей формы. Иван Шмелев, эмигрант бунинского круга, воспел «кресты» в своем главном романе – «Лето Господне». Там назначение у «крестов» крайне назидательное: через них проводится мысль о «самой хорошей и веселой православной вере».

«Вкушай крестик и думай себе – «Крестопоклонная», мол, пришла. А это те не в удовольствие, а… каждому, мол, дается крест, чтобы примерно жить… и покорно его нести, как Господь испытание посылает. Наша вера хорошая, худому не научает, а в разумение приводит».

Иван Шмелев Лето Господне печенье кресты рецепт Крестопоклонная

В разных регионах «крестам» давали свои названия: крестцы, крестики, хрясты. И пекли их тоже, кто как привык, у печенья нет одного принятого состава или формы. Оно может быть симметричным или напоминать силуэт православного креста. Состоять из двух наложенных друг на друга полосок теста или быть цельно скроенным. Иметь в составе дрожжи или разрыхлитель. Готовиться с растительным маслом или без него (на Крестопоклонной оно положено во вторник, четверг, субботу и воскресенье).

Зато все рецепты сходятся в одном: печенье дается в утешение. Это значит, оно должно быть с весомым элементом удовольствия как во вкусе, так и в декоре, пусть и в рамках скоромных воздержаний. «Хоть тебе и Великий Пост, а все-таки облегчение для души, «кресты»-то».

Иван Шмелев Лето Господне Крестопоклонная

Иван Шмелев Лето Господне Крестопоклонная

Если вдумчиво прочитать главу о Крестопоклонной, можно легко представить, какими были «кресты» у героев Шмелева. Во-первых, сладкими и миндальными. Во-вторых, с вдавленными, «будто гвоздочками прибито», малинками из варенья. Как сказал один из героев, при прабабушке Устинье в печенье использовали «изюмины в печали», а теперь в ход идут «веселые малинки». В-третьих, ягоды в шмелевских «крестах» были выложены не по центру, что тоже вполне допустимо, а располагались на концах перекладин. И в-четвертых, печенье складывали из двух полосок теста.

«Кресты» делает Марьюшка с молитвой, ласково приговаривает – «а это гвоздики, как прибивали Христа мучители злодеи… сюда гвоздик, и сюда гвоздик, и…» – и вминает веселые малинки. А мне думается: «зачем веселые… лучше бы синие черничники!..» Все мы смотрим, как складывает она «кресты». На большом противне лежат они рядками, светят веселыми малинками. Беленькие «кресты», будто они из лапки, оструганы. Бывало, не дождешься: ах, скорей бы из печи вынимали!»

Иван Шмелев Лето Господне Крестопоклонная

Печенье по этому рецепту очень напоминает то, какое описывал Шмелев, хотя не могу сказать, что в основе именно старинный рецепт: я просмотрела около 15 дореволюционных книг, посвященных постной кухне, но ни в одной из них не говорится про «кресты». Да и вообще там практически ни слова про постное печенье, так что рецепт сначала пришлось искать в современных изданиях, а потом немного его корректировать. В итоге, «кресты», действительно, получились сладкими и немного рассыпчатыми – на удивление вкусными, несмотря на великопостные ограничения.

Людей, далеких от церковной жизни, может смущать их крестообразная форма, особенно с подробностями про «будто гвоздочками прибито». Если это ваш случай, измените внешний вид печенья: сделайте его круглым, а в центре вырежьте или нарисуйте глазурью симметричный крест. Так объединятся глубокие православные традиции и современные светские воззрения.

Не ощущая сути Крестопоклонной, логично было бы не готовить «кресты» вовсе, но иногда любопытство берет верх: какой была русская христианская традиция, пока с ней не случился двадцатый век. «Лето Господне» примерно об этом же: под текстом чуть ли не самого известного романа о русском православии стоит подпись «Март 1934 – Февраль 1944, Париж».

Иван Шмелев Лето Господне печенье кресты рецепт Крестопоклонная

Постное печенье «кресты»

Мука – 1,5 ст.
Миндаль жареный измельченный – 0,3 ст. (50 гр.)
Крахмал картофельный – 0,5 ст.
Сахар – 0,25 ст.
Соль – 0,25 ч.л.
Разрыхлитель – 0,5 ч.л.
Растительное масло – 0,3 ст.
Вода – 0,3 ст.
Малина (из варенья, замороженная или свежая) – для декора

Приготовление:

1. Смешать муку, миндаль, крахмал, разрыхлитель, сахар и соль. Добавить растительное масло и воду, замесить тесто. Оно должно быть эластичным и едва прилипать к рукам. Накрыть тесто пленкой и оставить на полчаса.

Кресты

2. Тесто раскатать толщиной 5-10 мм, нарезать на полосы: одни – длиной 13-15 см, другие – 8-10 см. Длинные и короткие полосы наложить друг на друга крестом. На концах сделать небольшие углубления и выложить в них малину.

3. Выпекать при температуре 200 градусов около 10-15 минут, пока не подрумянится низ (сверху печенье останется светлым).

Кресты

Иван Шмелев Лето Господне печенье кресты рецепт Крестопоклонная

Реклама

Пфанкухен с яблоками и орехами для Гензель и Гретель

Пфанкухен с яблоками и орехами

«Вдруг открывается дверь, и выходит оттуда старая-престарая старуха, опираясь о костыль. Испугались Гензель и Гретель, и все лакомства из рук выронили. Покачала старуха головой и говорит:
— Эй, милые детки, как вы сюда попали? Ну, заходите ко мне, я вам зла не сделаю.
Взяла она обоих за руки и повела в свою избушку. Принесла она угощение — молоко с оладьями, посыпанными сахаром, яблоки и орехи».

Братья Гримм «Гензель и Гретель»

В «Гензель и Гретель», если разобраться, совсем не рождественский сюжет: нет там зимних пейзажей, ночных приключений, выдающихся чудес или что еще может быть праздничного и тематического в историях для детей. Но сказка все равно идет в параллель с Рождеством. Во многом из-за пряничного домика, в котором жила старая колдунья и который со временем был возведен до отдельной категории рождественской выпечки.

Впрочем, речь сейчас пойдет не о пряничном домике: пару лет назад я потратила на его приготовление 9 – девять! – часов, а он взял и вышел неказистым, поэтому навсегда останется в папке с неопубликованным.

Читать далее

Брауни (Эрих Мария Ремарк «Тени в раю»)

Брауни Эрих Мария Ремарк «Тени в раю»– Дать тебе кусочек шоколадного торта к кофе? – спросил я. – Дать, и побольше. Сию же минуту. Зима пробуждает аппетит. Пока на улицах лежит снег, шоколадное пирожное для меня – лучшее лекарство.

Эрих Мария Ремарк «Тени в раю»

Я уже писала, как мне хорошо зимой. Напишу еще раз: зимой мне чрезвычайно комфортно, убеждаюсь в этом каждый год. Я бесконечно влюблена в декабрь и январь. Даже когда ледяной ветер обдирает щеки, словно наждаком, а снег заметает дороги так, что трудно идти, внутри меня все равно что-то торжествует. Не знаю, в чем тут дело, но метели и стужи – абсолютно мое. Читать далее

Пряные медовые шарики Sugar plum (Клемент Кларк Мур «Рождество на пороге, или Визит Санта-Клауса»)

Moore_SugarPlum

Рождество на пороге. Полночную тишь
потревожить не смеет даже юркая мышь.
Стайка детских чулок, как положено, чинно
Санта-Клауса ждет у решетки каминной.

Ребятишкам в уютных и мягких кроватках
снится сахарный снег и Луна-мармеладка.
Я колпак нахлобучил, а мама – чепец:
взрослым тоже пора бы вздремнуть наконец…

Клемент Кларк Мур «Рождество на пороге, или Визит Санта-Клауса»

Как и многие родители, Клемент Кларк Мур – профессор греческой и восточной литературы Колумбийского университета (США) – любил на ночь читать своим детям стихи. Он подходил к этому ответственно, иногда сам придумывал сказочные поэмы – не для публики и не для печати, исключительно для своей семьи. Поэтому вряд ли профессор мог ожидать, что одно из его сочинений станет классикой и навсегда изменит представление о главном (со светской точки зрения) герое Рождества. Но так оно и вышло.

В начале XIX века о Санта-Клаусе были смутные представления. Скорее, он был тогда еще Святителем Николаем (Николаус-Никлаус-Клаус), чей образ на североамериканский континент привезли голландские колонисты. Персонаж как персонаж, не то чтобы известный и уж точно далекий от всеобщей любви. А между тем независимости Америки на тот момент не было еще и 50 лет. Молодая страна переживала время становления всего абсолютно и остро нуждалась в приметах самоидентификации. И тут случай со стихами Мура пришелся кстати.

Читать далее

Песочный пирог с творожным кремом (Даниил Хармс «Очень-очень вкусный пирог»)

Песочный пирог с творожным кремом (Даниил Хармс)

Я захотел устроить бал,
И я гостей к себе…
Купил муку, купил творог,
Испек рассыпчатый…

Даниил Хармс «Очень-очень вкусный пирог»

С Миргородской улицы на Надеждинскую, в квартиру 9 дома 11 семья Ювачёвых переехала 24 декабря 1925 года. Это произошло за несколько дней до 20-летия сына семьи, Даниила Ювачёва, который уже тогда предпочитал псевдоним Хармс.

Новая квартира сразу стала популярной среди молодых поэтов. Там читали стихи и пили разливной портвейн. Иногда это происходило два-три раза в неделю. А с какой грандиозностью пьют молодые дарования, можно представить. Отец Хармса в жизнь сына не вмешивался и только отмечал в дневнике «У Дани пир до утра. Много народу, шум, гам, визг женского голоса, радио… Я мало спал из-за этого».

Хармс веселился, но понимал опасность загулов. Периодически он пытался «начать новую жизнь», писал себе в «правилах» что-то вроде «сократи число ночлежников и сам ночуй преимущественно дома», но это у него плохо получалось.

Читать далее