Карп по-польски в пивном соусе (Ромен Роллан «Жан-Кристоф»)

Rolland_Karpfen

«Затем старик улегся в полном изнеможении, но он был взбудоражен, как ребенок в ожидании рождественских подарков, и всю ночь проворочался в постели, не смыкая глаз. Уже за полночь он вдруг поднялся и направился будить Саломею, чтобы заказать к обеду тушеного карпа, — это блюдо особенно ей удавалось, – но воздержался и хорошо сделал»

Ромен Роллан «Жан-Кристоф»

Очень люблю сказку «Ежик в тумане» (впрочем, это общее место – в любви к ней все сходятся). И вот там есть такой момент: ежик, окутанный густой дымкой леса и затерявшийся в ночи, побежал на голос Медвежонка: случайно упал в реку, сильно испугался, стал бить лапами во все стороны, а потом понял, что это бесполезно, и отдал себя течению: «Пускай река сама несет меня!».

Мне хотелось так же – быть унесенной. Чтобы внезапно подхватило течением и понесло по незнакомым местам. Не буквально, конечно. Окунать и уносить отлично получается у книг. Особенно у тех, что впечатляют не остротой сюжета, а глубиной мысли, и где переживания героев в разы интереснее, чем происходящие с ними события.

Читать далее

Реклама

Коктейль «Черный бархат» (Ян Флеминг «Бриллианты навсегда»)

Fleming_BlackVelvet

«Загорелое лицо Бонда расслабилось.

— Что ж, Билл, — сказал он. — Если дело только в этом, то я готов угостить тебя обедом. Все равно сегодня моя очередь, да к тому же я хотел бы отметить это задание. Ведь оно означает, что на лето я свободен от всяких бумажных дел. Поехали к Скотту, где дают фаршированных крабов, выпьем пинту черного бархатного. Ты у меня прямо камень с души снял. Я-то думал, что здесь что-то не чисто».

Ян Флеминг «Бриллианты навсегда»
(из серии книг о Джеймсе Бонде)

Не замечали, что самые крутые герои книг – независимые, сильные, красивые и одинокие – в основном, не едят, а пьют? Причем, пьют с душой, отчаянно, на грани алкоголизма.

Холли Голлайтли из «Завтрака у Тиффани» нью-йоркский полдень встречала тремя порциями мартини. Ремаровские Равик и Жоан, укрывшись парижской ночью, как шарфом, пили арманьяк, чинзано, перно, вуврэ, пуйи, коньяк, но всем остальным предпочитали кальвадос, чем несказанно прославили напиток. Про героев романов Фицджеральда, символа времен сухого закона и морального падения общества, и говорить нечего – с таким автором они обречены на то, чтобы пьянеть и веселиться.

Читать далее

Английский рождественский пудинг (Агата Кристи «Похищение королевского рубина»)

pudding_christie

«Рождественский пудинг красовался на серебряном блюде во всем своем великолепии: настоящий футбольный мяч, а не пудинг. В центре его, как победный флаг, возвышались веточки и ягоды остролиста, а вокруг плясали красные и синие язычки пламени. Все дружно приветствовали появление пудинга радостными криками».

Агата Кристи «Похищение королевского рубина»
из сборника «Приключение рождественского пудинга и выбор закусок»

В этом году я решила подойти к новогоднему настроению основательно и не закапывать его под грудой мелких дел, которых к концу декабря обычно вагон и маленькая тележка. Верный способ настроить себя на праздник – английские рождественские истории. Лучше столетней давности, с детективным сюжетом и аппетитными описаниями праздничных обедов, чтобы можно было легко представить и вкус сочной запеченной индейки, и жар пылающего камина, и снежный пасторальный пейзаж за окном. В общем, все, что раньше считали обывательским счастьем, а теперь – тихим семейным уединением. Агата Кристи в этом отношении – идеальный вариант.

Читать далее