Сладкие пирожки минс-пайс / Mince pies (Джон Р.Р. Толкиен «Письма Рождественского Деда»)

Минс-пайс Mince pies Толкиен Письма Рождественского Деда

«Паксу и Валкотукка по-прежнему живут у нас. Они сильно подросли, но все так же любят пошалить и что-нибудь испортить, пытаясь помочь. В этом году они украли мои краски и размалевали белые стены погреба; еще съели все мясо для рождественских пирогов…»

Джон Р.Р. Толкиен «Письма Рождественского Деда»

Хотите доброго рождественского настроения? Сейчас будет, устраивайтесь поудобнее. Хочу рассказать историю о том, каким замечательным отцом был Толкиен. Как он в течение двух десятилетий дарил своим детям ощущение исключительности рождественского праздника. И как поддерживал их восприимчивость к чудесам. Пожалуй, этот рассказ станет моим самым любимым из всех, которыми я здесь делилась. Сердце умирает от нежности каждый раз, когда вспоминаю об этой истории.

Читать далее

Реклама

Горячий шоколад (Крис Ван Оллсбург «Полярный экспресс»)

polarexpress

«В вагоне было полно детей, и на всех были пижамы и ночные сорочки. Мы пели рождественские песни, ели конфеты с начинкой из белой, как снег, нуги и пили горячее какао, густое и тягучее, как расплавленная плитка шоколада.

А за окном мелькали огни городов и деревень и таяли вдали. «Полярный экспресс» мчался на север».

Крис Ван Оллсбург «Полярный экспресс»

Пожалуй, самая атмосферная книга на тему Рождества – «Полярный экспресс». Это история о волшебстве, силе воображения и ожидании праздника, на которое способны только дети. Там все – тепло, радостно и просто: глубокая ночь, снежные вихри, мчащийся сквозь леса и горы поезд, а еще десятки счастливых детей в пижамах, которые смотрят на мелькающие пейзажи сквозь заиндевевшие окна, веселятся и пьют густое какао, больше похожее на шоколад.

Читать далее

Пряничные человечки (Эрнст Теодор Амадей Гофман «Щелкунчик и Мышиный король»)

Пряничные человечки Щелкунчик Рецепт

«Советник разобрал игрушку, с удовольствием все показал и собрал снова, после чего он опять повеселел и подарил детям еще несколько человечков с золотыми головками, ручками и ножками из вкусного, душистого пряничного теста. Фриц и Мари очень были им рады».

Эрнст Теодор Амадей Гофман «Щелкунчик и Мышиный король»

Поздний предрождественский вечер. Дом немецкого советника медицины Штальбаума, у которого двое детей – Фриц и семилетняя Мари. Дети получили подарки и теперь расставляют их по полкам. Не знаю, подразумевал ли Гофман, что за окном в тот вечер тихо шел снег, но воображение дорисовывает именно такую, открыточную картину. А еще представляется глухой бой часов и благость, какая бывает под Рождество.

Читать далее

Пряные медовые шарики Sugar plum (Клемент Кларк Мур «Рождество на пороге, или Визит Санта-Клауса»)

Moore_SugarPlum

Рождество на пороге. Полночную тишь
потревожить не смеет даже юркая мышь.
Стайка детских чулок, как положено, чинно
Санта-Клауса ждет у решетки каминной.

Ребятишкам в уютных и мягких кроватках
снится сахарный снег и Луна-мармеладка.
Я колпак нахлобучил, а мама – чепец:
взрослым тоже пора бы вздремнуть наконец…

Клемент Кларк Мур «Рождество на пороге, или Визит Санта-Клауса»

Как и многие родители, Клемент Кларк Мур – профессор греческой и восточной литературы Колумбийского университета (США) – любил на ночь читать своим детям стихи. Он подходил к этому ответственно, иногда сам придумывал сказочные поэмы – не для публики и не для печати, исключительно для своей семьи. Поэтому вряд ли профессор мог ожидать, что одно из его сочинений станет классикой и навсегда изменит представление о главном (со светской точки зрения) герое Рождества. Но так оно и вышло.

В начале XIX века о Санта-Клаусе были смутные представления. Скорее, он был тогда еще Святителем Николаем (Николаус-Никлаус-Клаус), чей образ на североамериканский континент привезли голландские колонисты. Персонаж как персонаж, не то чтобы известный и уж точно далекий от всеобщей любви. А между тем независимости Америки на тот момент не было еще и 50 лет. Молодая страна переживала время становления всего абсолютно и остро нуждалась в приметах самоидентификации. И тут случай со стихами Мура пришелся кстати.

Читать далее

Шоколадный торт с грушами и сахарной звездой (Туве Янссон «Комета прилетает»)

Jansson_Starcake

«Муми-мама стояла на кухне и украшала большой торт светло-желтыми сбитыми сливками и райскими грушами. На стенках торта красовалась надпись из шоколада: «Моему милому Муми-троллю», а на самой верхушке сияла сахарная звезда.

Муми-мама тихонько насвистывала про себя и нет-нет да и выглядывала в окошко».

Туве Янссон «Комета прилетает»
(из серии книг о муми-троллях)

Сегодня 100 лет со дня рождения Туве Янссон. Сложно представить, что по этому поводу будет в Хельсинки, если двадцать лет назад, в день 80-летия Янссон, это был праздник национального масштаба. Фейерверки, уличные шествия – все в честь женщины, которая сказочными историями доказала силу иррационального в рациональной Скандинавии и заявила миру о литературном самосознании маленькой Финляндии.

Книги Туве Янссон до сих пор основная статья культурного экспорта страны. Сами финны недовольно напоминают еще о «Калевале» и нобелевском лауреате Франсе Силланпяя. Но это с академической точки зрения, для большинства читателей литературная Финляндия – в пределах Муми-дола. Может, потому, что Туве Янссон дает бесконечно правильный посыл о доме и семье, где примут любого гостя, усадят его за стол, уложат спать и при необходимости оставят жить насовсем.

Читать далее