Горячий шоколад (Крис Ван Оллсбург «Полярный экспресс»)

polarexpress

«В вагоне было полно детей, и на всех были пижамы и ночные сорочки. Мы пели рождественские песни, ели конфеты с начинкой из белой, как снег, нуги и пили горячее какао, густое и тягучее, как расплавленная плитка шоколада.

А за окном мелькали огни городов и деревень и таяли вдали. «Полярный экспресс» мчался на север».

Крис Ван Оллсбург «Полярный экспресс»

Пожалуй, самая атмосферная книга на тему Рождества – «Полярный экспресс». Это история о волшебстве, силе воображения и ожидании праздника, на которое способны только дети. Там все – тепло, радостно и просто: глубокая ночь, снежные вихри, мчащийся сквозь леса и горы поезд, а еще десятки счастливых детей в пижамах, которые смотрят на мелькающие пейзажи сквозь заиндевевшие окна, веселятся и пьют густое какао, больше похожее на шоколад.

Читать далее

Реклама

Пряничные человечки (Эрнст Теодор Амадей Гофман «Щелкунчик и Мышиный король»)

Пряничные человечки Щелкунчик Рецепт

«Советник разобрал игрушку, с удовольствием все показал и собрал снова, после чего он опять повеселел и подарил детям еще несколько человечков с золотыми головками, ручками и ножками из вкусного, душистого пряничного теста. Фриц и Мари очень были им рады».

Эрнст Теодор Амадей Гофман «Щелкунчик и Мышиный король»

Поздний предрождественский вечер. Дом немецкого советника медицины Штальбаума, у которого двое детей – Фриц и семилетняя Мари. Дети получили подарки и теперь расставляют их по полкам. Не знаю, подразумевал ли Гофман, что за окном в тот вечер тихо шел снег, но воображение дорисовывает именно такую, открыточную картину. А еще представляется глухой бой часов и благость, какая бывает под Рождество.

Читать далее

Ромашковый грог (Джанни Родари «Путешествие Голубой Стрелы»)

Rodari_Camomilegrog

«Фея бросила письма обратно в ящик, сняла очки и позвала:
– Тереза, отвар готов?
– Готов, готов, синьора баронесса.
И старая служанка подала баронессе дымящийся бокал.
– Ты влила сюда капельку рома?
– Целых две ложечки!
– Мне хватило бы и одной… Теперь я понимаю, почему бутыль почти опустела. Подумать только, мы купили ее всего четыре года тому назад!»

Джанни Родари «Путешествие Голубой Стрелы»

Зимой важно определиться, чем отогревать себя в морозы, закрепить в личном арсенале простой проверенный рецепт жгучего коктейля, способного справиться с восстановлением жизненных сил не хуже волшебного заклинания. Одни приводят себя в чувства смесью виски, яиц и молока, другим достаточно шоколада, сливок и чили.

Фея-баронесса из «Путешествия «Голубой Стрелы» предпочитала очень горячий цветочный (ромашковый, если держаться оригинала) отвар с несколькими ложечками рома. Он бодрил почтенную синьору после долгой бессонной ночи. И он же традиционно завершал ее путешествие по крышам домов.

Читать далее

Пряные медовые шарики Sugar plum (Клемент Кларк Мур «Рождество на пороге, или Визит Санта-Клауса»)

Moore_SugarPlum

Рождество на пороге. Полночную тишь
потревожить не смеет даже юркая мышь.
Стайка детских чулок, как положено, чинно
Санта-Клауса ждет у решетки каминной.

Ребятишкам в уютных и мягких кроватках
снится сахарный снег и Луна-мармеладка.
Я колпак нахлобучил, а мама – чепец:
взрослым тоже пора бы вздремнуть наконец…

Клемент Кларк Мур «Рождество на пороге, или Визит Санта-Клауса»

Как и многие родители, Клемент Кларк Мур – профессор греческой и восточной литературы Колумбийского университета (США) – любил на ночь читать своим детям стихи. Он подходил к этому ответственно, иногда сам придумывал сказочные поэмы – не для публики и не для печати, исключительно для своей семьи. Поэтому вряд ли профессор мог ожидать, что одно из его сочинений станет классикой и навсегда изменит представление о главном (со светской точки зрения) герое Рождества. Но так оно и вышло.

В начале XIX века о Санта-Клаусе были смутные представления. Скорее, он был тогда еще Святителем Николаем (Николаус-Никлаус-Клаус), чей образ на североамериканский континент привезли голландские колонисты. Персонаж как персонаж, не то чтобы известный и уж точно далекий от всеобщей любви. А между тем независимости Америки на тот момент не было еще и 50 лет. Молодая страна переживала время становления всего абсолютно и остро нуждалась в приметах самоидентификации. И тут случай со стихами Мура пришелся кстати.

Читать далее

Карп по-польски в пивном соусе (Ромен Роллан «Жан-Кристоф»)

Rolland_Karpfen

«Затем старик улегся в полном изнеможении, но он был взбудоражен, как ребенок в ожидании рождественских подарков, и всю ночь проворочался в постели, не смыкая глаз. Уже за полночь он вдруг поднялся и направился будить Саломею, чтобы заказать к обеду тушеного карпа, — это блюдо особенно ей удавалось, – но воздержался и хорошо сделал»

Ромен Роллан «Жан-Кристоф»

Очень люблю сказку «Ежик в тумане» (впрочем, это общее место – в любви к ней все сходятся). И вот там есть такой момент: ежик, окутанный густой дымкой леса и затерявшийся в ночи, побежал на голос Медвежонка: случайно упал в реку, сильно испугался, стал бить лапами во все стороны, а потом понял, что это бесполезно, и отдал себя течению: «Пускай река сама несет меня!».

Мне хотелось так же – быть унесенной. Чтобы внезапно подхватило течением и понесло по незнакомым местам. Не буквально, конечно. Окунать и уносить отлично получается у книг. Особенно у тех, что впечатляют не остротой сюжета, а глубиной мысли, и где переживания героев в разы интереснее, чем происходящие с ними события.

Читать далее