Постное печенье «кресты» (Иван Шмелев «Лето Господне»)

Шмелев Печенье кресты

«Кресты» – особенное печенье, с привкусом миндаля, рассыпчатое и сладкое; где лежат поперечинки «креста» – вдавлены малинки из варенья, будто гвоздочками прибито. Так спокон веку выпекали, еще до прабабушки Устиньи – в утешение для поста».

Иван Шмелев «Лето Господне»

Если опираться на православный календарь, сейчас – самая середина Великого поста: третья неделя, Крестопоклонная. Ее смысл легко понять из названия: весь церковный уклад в эти дни обращен к Животворящему Кресту, который и напоминает о сути постного пути, и воодушевляет тех, кто этот путь осиливает.

Кресту на этой неделе поклоняются, о нем вспоминают в песнопениях, поэтому логично, что есть у него и более осязаемое, гастрономическое выражение – печенье соответствующей формы. Иван Шмелев, эмигрант бунинского круга, воспел «кресты» в своем главном романе – «Лето Господне». Там назначение у «крестов» крайне назидательное: через них проводится мысль о «самой хорошей и веселой православной вере».

«Вкушай крестик и думай себе – «Крестопоклонная», мол, пришла. А это те не в удовольствие, а… каждому, мол, дается крест, чтобы примерно жить… и покорно его нести, как Господь испытание посылает. Наша вера хорошая, худому не научает, а в разумение приводит».

Иван Шмелев Лето Господне печенье кресты рецепт Крестопоклонная

В разных регионах «крестам» давали свои названия: крестцы, крестики, хрясты. И пекли их тоже, кто как привык, у печенья нет одного принятого состава или формы. Оно может быть симметричным или напоминать силуэт православного креста. Состоять из двух наложенных друг на друга полосок теста или быть цельно скроенным. Иметь в составе дрожжи или разрыхлитель. Готовиться с растительным маслом или без него (на Крестопоклонной оно положено во вторник, четверг, субботу и воскресенье).

Зато все рецепты сходятся в одном: печенье дается в утешение. Это значит, оно должно быть с весомым элементом удовольствия как во вкусе, так и в декоре, пусть и в рамках скоромных воздержаний. «Хоть тебе и Великий Пост, а все-таки облегчение для души, «кресты»-то».

Иван Шмелев Лето Господне Крестопоклонная

Иван Шмелев Лето Господне Крестопоклонная

Если вдумчиво прочитать главу о Крестопоклонной, можно легко представить, какими были «кресты» у героев Шмелева. Во-первых, сладкими и миндальными. Во-вторых, с вдавленными, «будто гвоздочками прибито», малинками из варенья. Как сказал один из героев, при прабабушке Устинье в печенье использовали «изюмины в печали», а теперь в ход идут «веселые малинки». В-третьих, ягоды в шмелевских «крестах» были выложены не по центру, что тоже вполне допустимо, а располагались на концах перекладин. И в-четвертых, печенье складывали из двух полосок теста.

«Кресты» делает Марьюшка с молитвой, ласково приговаривает – «а это гвоздики, как прибивали Христа мучители злодеи… сюда гвоздик, и сюда гвоздик, и…» – и вминает веселые малинки. А мне думается: «зачем веселые… лучше бы синие черничники!..» Все мы смотрим, как складывает она «кресты». На большом противне лежат они рядками, светят веселыми малинками. Беленькие «кресты», будто они из лапки, оструганы. Бывало, не дождешься: ах, скорей бы из печи вынимали!»

Иван Шмелев Лето Господне Крестопоклонная

Печенье по этому рецепту очень напоминает то, какое описывал Шмелев, хотя не могу сказать, что в основе именно старинный рецепт: я просмотрела около 15 дореволюционных книг, посвященных постной кухне, но ни в одной из них не говорится про «кресты». Да и вообще там практически ни слова про постное печенье, так что рецепт сначала пришлось искать в современных изданиях, а потом немного его корректировать. В итоге, «кресты», действительно, получились сладкими и немного рассыпчатыми – на удивление вкусными, несмотря на великопостные ограничения.

Людей, далеких от церковной жизни, может смущать их крестообразная форма, особенно с подробностями про «будто гвоздочками прибито». Если это ваш случай, измените внешний вид печенья: сделайте его круглым, а в центре вырежьте или нарисуйте глазурью симметричный крест. Так объединятся глубокие православные традиции и современные светские воззрения.

Не ощущая сути Крестопоклонной, логично было бы не готовить «кресты» вовсе, но иногда любопытство берет верх: какой была русская христианская традиция, пока с ней не случился двадцатый век. «Лето Господне» примерно об этом же: под текстом чуть ли не самого известного романа о русском православии стоит подпись «Март 1934 – Февраль 1944, Париж».

Иван Шмелев Лето Господне печенье кресты рецепт Крестопоклонная

Постное печенье «кресты»

Мука – 1,5 ст.
Миндаль жареный измельченный – 0,3 ст. (50 гр.)
Крахмал картофельный – 0,5 ст.
Сахар – 0,25 ст.
Соль – 0,25 ч.л.
Разрыхлитель – 0,5 ч.л.
Растительное масло – 0,3 ст.
Вода – 0,3 ст.
Малина (из варенья, замороженная или свежая) – для декора

Приготовление:

1. Смешать муку, миндаль, крахмал, разрыхлитель, сахар и соль. Добавить растительное масло и воду, замесить тесто. Оно должно быть эластичным и едва прилипать к рукам. Накрыть тесто пленкой и оставить на полчаса.

Кресты

2. Тесто раскатать толщиной 5-10 мм, нарезать на полосы: одни – длиной 13-15 см, другие – 8-10 см. Длинные и короткие полосы наложить друг на друга крестом. На концах сделать небольшие углубления и выложить в них малину.

3. Выпекать при температуре 200 градусов около 10-15 минут, пока не подрумянится низ (сверху печенье останется светлым).

Кресты

Иван Шмелев Лето Господне печенье кресты рецепт Крестопоклонная

Реклама

Яблочные берсовские пирожки для Льва Толстого

Лев Толстой Софья Толстая Яблочные берсовские пирожки рецепт

Этой осенью я планировала избежать яблочного вопроса: мне кажется, по теме яблочных пирогов я высказываюсь слишком часто, и их рецептов в блоге непропорционально много. Но практика убеждает, что тема не раскрыта и есть куда расти.

Этот пост получился импульсно, как-то сам собой. В начале сентября, в канун 190-летия со Дня рождения Льва Толстого, мы (я и моя двухлетняя Варя) поехали в дом писателя в Хамовниках. Нельзя сказать, что эту усадьбу Лев Николаевич или его жена Софья Андреевна сильно любили, но в ней семья Толстых провела 19 зим, поэтому, если не получается съездить в Ясную Поляну, то музей в Хамовниках – тоже способ увидеть, как жил и где творил великий мыслитель.

Читать далее

Полба с грибами (Александр Пушкин «Сказка о попе и о работнике его Балде»)

Сказка о попе и о работнике его балде Пушкин полба с грибами рецепт

Сложно вспомнить продукт с более нестабильной судьбой, чем полба. Она то становилась главным культивируемым злаком на разных территориях, то уходила на долгое время в сумрак забытья. Только недавно полбе вновь начали отводить место на кухнях. Хотя нельзя сказать, что о ней забывали напрочь — однажды оказанный знак внимания со стороны Александра Пушкина помог полбе увековечиться в классической литературе и не пропасть в лабиринтах времени.

Читать далее

Пирог с курицей и рисом для Льва Толстого и Ивана Тургенева

Пирог с курицей и рисом Лев Толстой Софья Толстая Иван Тургенев

Мы часто воспринимаем известных писателей поодиночке – как монолитных фигур из прошлого или персонажей из учебников литературы – и забываем, что они тоже были людьми. Талантливыми, даже гениальными, но вполне обычными жителями своих деревень и городов. Они тоже нуждались в человеческом нематериальном: общении, поддержке, понимании. И крепкой дружбе, конечно.

Есть очевидные примеры: дружили Толкиен и Льюис, Хармс и Введенский, Трумен Капоте и Харпер Ли. Хемингуэй даже дрался за Джеймса Джойса в одном парижском баре. Были друзьями и два гиганта русской литеатуры – Тургенев и Толстой. Они познакомились в Петербурге, когда Толстой только вернулся с Крымской войны. Иван Сергеевич на тот момент был уже признанным мастером, Толстой же только начинал писать. С тех пор они начали часто встречаться: в Москве, Ясной Поляне, Париже, Спасском-Лутовинове, Туле.

Читать далее

Янтарный яблочный пирог Татьяны Толстой

Янтарный яблочный пирог Татьяна Толстая«Ничего лучше настоящей антоновки нет. Это вообще Бунин, это Россия, которую мы потеряли, это 1913 год во всей его славе, Распутин, серебряный век».

Татьяна Толстая

Обычно у меня много времени уходит на поиски рецепта. Чтобы в нем все сошлось: литературные подробности, эпоха, вкус и настроение. Чтобы его легко можно было повторить на любой кухне и при минимальных усилиях. Иногда такие рецепты попадаются в иностранных блогах, иногда – в старых поваренных книгах. И в том, и в другом случае приходится адаптировать и переводить: с языка на язык или с одной системы в другую.

Но иногда все складывается просто. Когда я недавно думала, что бы еще приготовить с яблоками, которых у меня в этом году ящик с горкой и еще ведро, то вспомнила об одном из постов Татьяны Толстой в Фейсбуке.

Читать далее