Полба с грибами (Александр Пушкин «Сказка о попе и о работнике его Балде»)

Сказка о попе и о работнике его балде Пушкин полба с грибами рецепт

Сложно вспомнить продукт с более нестабильной судьбой, чем полба. Она то становилась главным культивируемым злаком на разных территориях, то уходила на долгое время в сумрак забытья. Только недавно полбе вновь начали отводить место на кухнях. Хотя нельзя сказать, что о ней забывали напрочь — однажды оказанный знак внимания со стороны Александра Пушкина помог полбе увековечиться в классической литературе и не пропасть в лабиринтах времени.

Читать далее

Реклама

Пирог с курицей и рисом (Лев Толстой, Иван Тургенев)

Пирог с курицей и рисом Лев Толстой Софья Толстая Иван Тургенев

Мы часто воспринимаем известных писателей поодиночке – как монолитных фигур из прошлого или персонажей из учебников литературы – и забываем, что они тоже были людьми. Талантливыми, даже гениальными, но вполне обычными жителями своих деревень и городов. Они тоже нуждались в человеческом нематериальном: общении, поддержке, понимании. И крепкой дружбе, конечно.

Есть очевидные примеры: дружили Толкиен и Льюис, Хармс и Введенский, Трумен Капоте и Харпер Ли. Хемингуэй даже дрался за Джеймса Джойса в одном парижском баре. Были друзьями и два гиганта русской литеатуры – Тургенев и Толстой. Они познакомились в Петербурге, когда Толстой только вернулся с Крымской войны. Иван Сергеевич на тот момент был уже признанным мастером, Толстой же только начинал писать. С тех пор они начали часто встречаться: в Москве, Ясной Поляне, Париже, Спасском-Лутовинове, Туле.

Читать далее

Янтарный яблочный пирог Татьяны Толстой

Янтарный яблочный пирог Татьяна Толстая«Ничего лучше настоящей антоновки нет. Это вообще Бунин, это Россия, которую мы потеряли, это 1913 год во всей его славе, Распутин, серебряный век».

Татьяна Толстая

Обычно у меня много времени уходит на поиски рецепта. Чтобы в нем все сошлось: литературные подробности, эпоха, вкус и настроение. Чтобы его легко было повторить на любой кухне и при минимальных усилиях. Иногда такие рецепты попадаются в иностранных блогах, иногда – в старых поваренных книгах. И в том, и в другом случае приходится адаптировать и переводить: с языка на язык или с одной системы в другую.

Но иногда все складывается просто. Когда я недавно думала, что бы еще приготовить с яблоками, которых у меня в этом году большое ведро и ящик с горкой, то вспомнила об одном из постов Татьяны Толстой в Фейсбуке.

Читать далее

Сайки с изюмом (Владимир Гиляровский «Москва и москвичи»)

Сайки с изюмом Гиляровский Москва и москвичи рецепт

«И вдруг появилась новинка, на которую покупатель набросился стаей, – это сайки с изюмом…
– Как вы додумались?
– И очень просто! – отвечал старик. Вышло это, действительно, даже очень просто».

Владимир Гиляровский «Москва и москвичи»

Москва, с 870-летием!

По случаю большого праздника – сайки с изюмом. Пышные, как когда-то московское дворянство, воздушные, как купола соборов, и сладкие. На юбилее они придутся кстати, все благодаря Владимиру Гиляровскому.

В 1926 году Гиляровский написал одну из главных книг о столице. Его «Москва и москвичи» – крайне увлекательный рассказ о дореволюционной жизни города. Читаешь – и кажется: это тот же Шмелев с «Летом Господнем», только на репортажный манер. Те же воспоминания, как купечество жило на широкую ногу, как морозным вечером у Кремля продавали сбитень и как крепок был жар в московских банях. Читать далее

Яблочная пастила (Николай Носов «Приключения Незнайки и его друзей»)

Яблочная пастила рецепт Незнайка

«Малышка с бантиком и малышка с косичками уже разливали чай. Малышка с кудряшками доставала из буфета яблочную пастилу».

Николай Носов «Приключения Незнайки и его друзей»

С точки зрения культуры яблоки – очень амбивалентный продукт, согласитесь. Взять, например, библейский сюжет, древнегреческую мифологию или знаменитую историю про Белоснежку. Там яблоки – символ греховности, проявление коварства и причина раздора, превратившегося из междоусобицы олимпийских богинь в масштабное и вполне земное кровопролитие. Но бывает и наоборот.

В первой книге из трилогии о Незнайке яблоки на стороне добра. Они уже не ссорят, а мирят. Не губят, а дарят удовольствие.

Читать далее