Гуляш по-сегедски (Эрих Мария Ремарк «Тени в раю»)

Гуляш по-сегедски рецепт Ремарк Тени в раю
«Гуляш был действительно вкуснее, чем накануне. Еще и потому, что мы ели его под звуки органа. Кан включил приемник, чтобы не дай Бог не пропустить соревнований по боксу. Пришлось прослушать и предшествующую репортажу программу. Как ни странно, но Иоганн-Себастьян Бах неплохо сочетался с гуляшом по-сегедски, хотя мне казалось, что здесь более уместен был бы Франц Лист. Впрочем, обычный гуляш в сочетании с Бахом был бы невозможен».

Эрих Мария Ремарк «Тени в раю»

Когда я писала о брауни в романе «Тени в раю» Ремарка, то немного лукавила. Конечно, кулинарный маяк в книге – не он, не шоколадный десерт, а блюдо совсем другого характера, смысла и настроения – гуляш по-сегедски. Не самый очевидный писательский выбор, правда? Учитывая ориентацию Ремарка на драматичную, мужскую, но все-таки романтичность.

Главный герой Роберт Росс, бывший немецкий журналист, жил в Нью-Йорке, как и знакомая ему семья Фрисландеров – немцев, получивших американское гражданство. Росс часто бывал у них в гостях и каждый раз возвращался от них домой с кастрюлей гуляша по-сегедски. Потом поздним вечером встречался со своей подругой Наташей и вместе с ней съедал принесенный ужин.

Читать далее

Реклама

Айнтопф «Пихельштайн» (Тимур Вермеш «Он снова здесь»)

Тимур Вермеш айнтопф пихельштайн рецепт

«– Ах! – Он хлопнул себя ладонью по лбу. – Ну конечно! Вы же ищите айнтопф, правда?
– Нет, я вполне могу… могу взять один из этих бутербродов…
– Но айнтопфу вы были бы больше рады, так ведь? Фюрер любит простую кухню!
– Действительно, этого мне бы сейчас больше всего хотелось, – признался я.»

Тимур Вермеш «Он снова здесь»

Наверно, для начала стоит объясниться, как и почему сюда попала история про Гитлера – как вы понимаете, не лучшая тема для обеденного времени. Все дело не в человеке и его решениях, а в самом блюде: мне очень нравится айнтопф – немецкое гастрономическое достояние, что-то вроде супа-рагу – а литературных поводов написать о нем нет. Разве что только эта книга Тимура Вермеша.

Читать далее

Свинина с соусом из сушеной вишни, меда и гвоздики (Джордж Мартин «Пир стервятников»)

Martin_Pork

«Дикого вепря на кухне, увы, не нашлось, а посылать за ним охотников не было времени. Вместо него повара закололи свинью и зажарили ее с медом, гвоздикой и сушеными вишнями. Не совсем то, чего хотелось Серсее, но делать нечего».

Джордж Мартин «Пир стервятников»
(из цикла «Песнь Льда и Пламени»)

Однажды, еще в 90-х, Джордж Мартин, автор знаменитой саги «Песнь Льда и Пламени», представил свой рассказ критикам. Один из них тогда назвал произведение «гастрономическим порно». Прошло много лет, а в неуемном пиршестве автора обвиняют до сих пор.

Джордж Мартин, действительно, как добрый хозяин, наполняет столы своих героев всем, чем только может. Он не скупится на подробности белоскатертных пиров в королевских замках и не пренебрегает деталями простяцкой еды босяков.

Читать далее

Тамалес (Джонатан Сафран Фоер «Жутко громко & запредельно близко»)

foer_tamales

«У входа в метро мы купили несколько тамалес у женщины, которая торговала ими из огромной кастрюли на тележке супермаркета. Обычно я не доверяю еде, которая свернута не при мне или не приготовлена мамой, но мы сели на тротуар и съели наши тамалес. Мистер Блэк сказал: «Теперь я, по крайней мере, снова воспрял».

Джонатан Сафран Фоер «Жутко громко & запредельно близко»

Американец Джонатан Сафран Фоер написал роман «Жутко громко & запредельно близко» в 28 лет. К тому моменту он уже был известен как автор «Полной иллюминации» — романа, посвященного событиям Холокоста. Две книги – и Фоер стал одним из самых популярных современных авторов со всем, что в таком случае прилагается: овациями критиков, книжными премиями, пометками «бестселлер» на обложке и многотысячными тиражами по всему миру.

Понять ажиотаж можно. Во-первых, Фоер использует знакомые, понятные и щемящие сердце темы: Холокост, 11 сентября, в 2009-ом он еще выпустил книгу «Мясо. Eating Animals» о промышленном убое животных.

Читать далее