Сладкие пирожки минс-пайс / Mince pies (Джон Р.Р. Толкиен «Письма Рождественского Деда»)

Минс-пайс Mince pies Толкиен Письма Рождественского Деда

«Паксу и Валкотукка по-прежнему живут у нас. Они сильно подросли, но все так же любят пошалить и что-нибудь испортить, пытаясь помочь. В этом году они украли мои краски и размалевали белые стены погреба; еще съели все мясо для рождественских пирогов…»

Джон Р.Р. Толкиен «Письма Рождественского Деда»

Хотите доброго рождественского настроения? Сейчас будет, устраивайтесь поудобнее. Хочу рассказать историю о том, каким замечательным отцом был Толкиен. Как он в течение двух десятилетий дарил своим детям ощущение исключительности рождественского праздника. И как поддерживал их восприимчивость к чудесам. Пожалуй, этот рассказ станет моим самым любимым из всех, которыми я здесь делилась. Сердце умирает от нежности каждый раз, когда вспоминаю об этой истории.

Читать далее

Реклама

Пряничные человечки (Эрнст Теодор Амадей Гофман «Щелкунчик и Мышиный король»)

Пряничные человечки Щелкунчик Рецепт

«Советник разобрал игрушку, с удовольствием все показал и собрал снова, после чего он опять повеселел и подарил детям еще несколько человечков с золотыми головками, ручками и ножками из вкусного, душистого пряничного теста. Фриц и Мари очень были им рады».

Эрнст Теодор Амадей Гофман «Щелкунчик и Мышиный король»

Поздний предрождественский вечер. Дом немецкого советника медицины Штальбаума, у которого двое детей – Фриц и семилетняя Мари. Дети получили подарки и теперь расставляют их по полкам. Не знаю, подразумевал ли Гофман, что за окном в тот вечер тихо шел снег, но воображение дорисовывает именно такую, открыточную картину. А еще представляется глухой бой часов и благость, какая бывает под Рождество.

Читать далее

Сливовый джем (Братья Гримм «Храбрый портняжка»)

Сливовый джем (Братья Гримм «Храбрый портняжка»)

«В одном немецком городе жил портной, звали его Ганс. Целый день сидел он на столе у окошка, поджав ноги, и шил. Куртки шил, штаны, жилетки шил.
Вот как-то сидит портной Ганс на столе, шьет и слышит — кричат на улице: «Варенье! Сливовое варенье! Кому варенья?»
«Варенье! — подумал портной. — Да еще сливовое. Это хорошо».
Подумал он так и закричал в окошко:
— Тетка, тетка, иди сюда! Дай-ка мне варенья!
Купил он этого варенья полбаночки, отрезал себе кусок хлеба, намазал его вареньем и стал жилетку дошивать».

Братья Гримм «Храбрый портняжка»

Что-то готовить по сказкам братьев Гримм – это добровольно обрекать себя на многочасовое исследование. Фольклорные сказки, как и блюда из народа, имеют сотни кавер-версий, спин-оффов, авторских трактовок. Самое время надеть очки, забыть про время и залечь на дно в библиотеке.

Вот сказка про храброго портняжку. Там на сливовое варенье слетелось семь мух, всех их портняжка убил одним разом, что счел за требующий продолжения подвиг – и за семью мухами последовали великаны, единороги и разбойники. Впервые эта сказка в обработке братьев Гримм вышла под Рождество 1812 года, когда была издана первая редакция их сборника. Только в ней не было ни слова про сливовое варенье.

Читать далее

Ромашковый грог (Джанни Родари «Путешествие Голубой Стрелы»)

Rodari_Camomilegrog

«Фея бросила письма обратно в ящик, сняла очки и позвала:
– Тереза, отвар готов?
– Готов, готов, синьора баронесса.
И старая служанка подала баронессе дымящийся бокал.
– Ты влила сюда капельку рома?
– Целых две ложечки!
– Мне хватило бы и одной… Теперь я понимаю, почему бутыль почти опустела. Подумать только, мы купили ее всего четыре года тому назад!»

Джанни Родари «Путешествие Голубой Стрелы»

Зимой важно определиться, чем отогревать себя в морозы, закрепить в личном арсенале простой проверенный рецепт жгучего коктейля, способного справиться с восстановлением жизненных сил не хуже волшебного заклинания. Одни приводят себя в чувства смесью виски, яиц и молока, другим достаточно шоколада, сливок и чили.

Фея-баронесса из «Путешествия «Голубой Стрелы» предпочитала очень горячий цветочный (ромашковый, если держаться оригинала) отвар с несколькими ложечками рома. Он бодрил почтенную синьору после долгой бессонной ночи. И он же традиционно завершал ее путешествие по крышам домов.

Читать далее

Пряные медовые шарики Sugar plum (Клемент Кларк Мур «Рождество на пороге, или Визит Санта-Клауса»)

Moore_SugarPlum

Рождество на пороге. Полночную тишь
потревожить не смеет даже юркая мышь.
Стайка детских чулок, как положено, чинно
Санта-Клауса ждет у решетки каминной.

Ребятишкам в уютных и мягких кроватках
снится сахарный снег и Луна-мармеладка.
Я колпак нахлобучил, а мама – чепец:
взрослым тоже пора бы вздремнуть наконец…

Клемент Кларк Мур «Рождество на пороге, или Визит Санта-Клауса»

Как и многие родители, Клемент Кларк Мур – профессор греческой и восточной литературы Колумбийского университета (США) – любил на ночь читать своим детям стихи. Он подходил к этому ответственно, иногда сам придумывал сказочные поэмы – не для публики и не для печати, исключительно для своей семьи. Поэтому вряд ли профессор мог ожидать, что одно из его сочинений станет классикой и навсегда изменит представление о главном (со светской точки зрения) герое Рождества. Но так оно и вышло.

В начале XIX века о Санта-Клаусе были смутные представления. Скорее, он был тогда еще Святителем Николаем (Николаус-Никлаус-Клаус), чей образ на североамериканский континент привезли голландские колонисты. Персонаж как персонаж, не то чтобы известный и уж точно далекий от всеобщей любви. А между тем независимости Америки на тот момент не было еще и 50 лет. Молодая страна переживала время становления всего абсолютно и остро нуждалась в приметах самоидентификации. И тут случай со стихами Мура пришелся кстати.

Читать далее