Яблочные берсовские пирожки для Льва Толстого

Лев Толстой Софья Толстая Яблочные берсовские пирожки рецепт

Этой осенью я планировала избежать яблочного вопроса: мне кажется, по теме яблочных пирогов я высказываюсь слишком часто, и их рецептов в блоге непропорционально много. Но практика убеждает, что тема не раскрыта и есть куда расти.

Этот пост получился импульсно, как-то сам собой. В начале сентября, в канун 190-летия со Дня рождения Льва Толстого, мы (я и моя двухлетняя Варя) поехали в дом писателя в Хамовниках. Нельзя сказать, что эту усадьбу Лев Николаевич или его жена Софья Андреевна сильно любили, но в ней семья Толстых провела 19 зим, поэтому, если не получается съездить в Ясную Поляну, то музей в Хамовниках – тоже способ увидеть, как жил и где творил великий мыслитель.

Читать далее

Пирог с курицей и рисом для Льва Толстого и Ивана Тургенева

Пирог с курицей и рисом Лев Толстой Софья Толстая Иван Тургенев

Мы часто воспринимаем известных писателей поодиночке – как монолитных фигур из прошлого или персонажей из учебников литературы – и забываем, что они тоже были людьми. Талантливыми, даже гениальными, но вполне обычными жителями своих деревень и городов. Они тоже нуждались в человеческом нематериальном: общении, поддержке, понимании. И крепкой дружбе, конечно.

Есть очевидные примеры: дружили Толкиен и Льюис, Хармс и Введенский, Трумен Капоте и Харпер Ли. Хемингуэй даже дрался за Джеймса Джойса в одном парижском баре. Были друзьями и два гиганта русской литеатуры – Тургенев и Толстой. Они познакомились в Петербурге, когда Толстой только вернулся с Крымской войны. Иван Сергеевич на тот момент был уже признанным мастером, Толстой же только начинал писать. С тех пор они начали часто встречаться: в Москве, Ясной Поляне, Париже, Спасском-Лутовинове, Туле.

Читать далее

Шведский яблочный пирог для Малыша и Карлсона

Шведский яблочный пирог с ванильным соусом

«Лучшее, что есть в домомучительнице, — это яблочная запеканка, а лучшее в яблочной запеканке — это ванильный соус, а лучшее в ванильном соусе — это то, что я его ем», — думал Малыш».

Астрид Линдгрен «Карлсон, который живет на крыше, опять прилетел»

Осень – такое время, когда есть возможность развернуть свои кухонные таланты и достичь уровня гуру по приготовлению десятков блюд из сезонных продуктов. Возьмем яблоки. В одном килограмме – целый мир с миллионом возможностей. Даже формат пирога предполагает разнообразие: яблоки можно класть на дно, как в тарт татене, прятать внутрь, как в знаменитом цветаевском пироге, или выкладывают ими верх. Так иногда делают шведы, уважающие простые приемы и экономию времени. Поэтому авторство самого быстрого пирога из всех яблочных принадлежит именно им. Во всяком случае, некоторые шведы в это верят.

Читать далее

Коктейль «Поссет» (Уильям Шекспир «Макбет»)

Коктейль «Поссет» (Уильям Шекспир «Макбет»)

«Раскрыта дверь. Упившиеся слуги
Храпят, презрев свой долг. В питье ночное
Я подмешала им такого зелья,
Что спорят жизнь и смерть за них».

Уильям Шекспир «Макбет»

Есть блюда, с которыми человечество долго не могло определиться, что это – лекарство или просто очень вкусно. Можно ли их употреблять без повода, симптомов и рецептов врачей, а так, когда захочется, только из желания себя порадовать.

Так было с поссетом – шотландским коктейлем из молока, алкоголя и специй. Плотный, пряный, горячий, в Средние века он помогал справиться с простудным жаром, настраивал на спокойный сон и поднимал силу духа.

Читать далее

Анковский пирог / Пирог Анке для Льва Толстого

анковский пирог, рецепт, Лев Толстой, Софья Андреевна Толстая, Ясная Поляна

«Для отца Анковский пирог служил эмблемой особого мировоззрения, которое трудно формулировать одним словом. Анковский пирог, — это и домовитость, и семейная традиционность, и — говоря современным языком — буржуазный уклад жизни, и вера в необходимость материального благополучия, и непреклонное убеждение в незыблемости современного строя»

Сергей Толстой «Юмор в разговорах Л. Н. Толстого»

Одно из удивительных качеств Льва Толстого – умение найти глубину в поверхности. Толстой мог в малом физическом разглядеть проявление вселенского неосязаемого и развернуть это до глубоких литературных метафор. Иногда получалось тонко, почти незаметно, как с числами в «Воскресении». Иногда концентрации смыслов выходили такие, что о них рассказывают детям в школе. Старым дубом или высоким небом Аустерлица Толстой напомнил, что окружающий мир всегда шире наших представлений о нем.

С визуальными образами Толстой играл не только в книгах. Вот любимый в Ясной Поляне анковский пирог. Сначала он был просто парадным блюдом по особым случаям. Как вспоминал сын Толстого Илья, «какие же именины без сдобного кренделя, посыпанного миндалем, к утреннему чаю и без анковского пирога к вечеру?». Читать далее