Горячий шоколад (Крис Ван Оллсбург «Полярный экспресс»)

polarexpress

«В вагоне было полно детей, и на всех были пижамы и ночные сорочки. Мы пели рождественские песни, ели конфеты с начинкой из белой, как снег, нуги и пили горячее какао, густое и тягучее, как расплавленная плитка шоколада.

А за окном мелькали огни городов и деревень и таяли вдали. «Полярный экспресс» мчался на север».

Крис Ван Оллсбург «Полярный экспресс»

Пожалуй, самая атмосферная книга на тему Рождества – «Полярный экспресс». Это история о волшебстве, силе воображения и ожидании праздника, на которое способны только дети. Там все – тепло, радостно и просто: глубокая ночь, снежные вихри, мчащийся сквозь леса и горы поезд, а еще десятки счастливых детей в пижамах, которые смотрят на мелькающие пейзажи сквозь заиндевевшие окна, веселятся и пьют густое какао, больше похожее на шоколад.

Читать далее

Реклама

Эскимо (Лазарь Лагин «Старик Хоттабыч»)

Эскимо (Лазарь Лагин «Старик Хоттабыч»)

«– Эскимо не потребуется? – спросила она у старика, и тот, в свою очередь, вопросительно посмотрел на Вольку.

– Возьми, Хоттабыч, это очень вкусно. Попробуй!

Хоттабыч попробовал, и ему понравилось. Он угостил ребят и купил себе еще одну порцию, потом еще одну и, наконец, разохотившись, откупил у обомлевшей продавщицы сразу все наличное эскимо – сорок три кругленьких, покрытых нежной изморозью, пакетика с мороженым».

Лазарь Лагин «Старик Хоттабыч»

Без чего не обходится ни одно лето (а заодно – и практически ни одна советская детская сказка)? Да-да, без мороженого! В горячую пору только им и спасаться, сейчас оно становится едва ли не главной едой, уместной в любое время суток.

Старик Хоттабыч, воспитанный на восточных сладостях, тоже оценил этот способ освежиться и повеселиться. Помните, он в цирке скупил все мороженое, что было, и поставил внушительный рекорд – 46 эскимо за раз.

Читать далее

Брауни (Эрих Мария Ремарк «Тени в раю»)

remarque_brownie – Дать тебе кусочек шоколадного торта к кофе? – спросил я. – Дать, и побольше. Сию же минуту. Зима пробуждает аппетит. Пока на улицах лежит снег, шоколадное пирожное для меня – лучшее лекарство.

Эрих Мария Ремарк «Тени в раю»

Я уже писала, как мне хорошо зимой. Напишу еще раз: зимой мне чрезвычайно комфортно, убеждаюсь в этом каждый год. Я бесконечно влюблена в декабрь и январь. Даже когда ледяной ветер обдирает щеки, словно наждаком, а снег заметает дороги так, что трудно идти, внутри меня все равно что-то торжествует. Не знаю, в чем тут дело, но метели и стужи – абсолютно мое. Читать далее

Шоколадный торт с грушами и сахарной звездой (Туве Янссон «Комета прилетает»)

Jansson_Starcake

«Муми-мама стояла на кухне и украшала большой торт светло-желтыми сбитыми сливками и райскими грушами. На стенках торта красовалась надпись из шоколада: «Моему милому Муми-троллю», а на самой верхушке сияла сахарная звезда.

Муми-мама тихонько насвистывала про себя и нет-нет да и выглядывала в окошко».

Туве Янссон «Комета прилетает»
(из серии книг о муми-троллях)

Сегодня 100 лет со дня рождения Туве Янссон. Сложно представить, что по этому поводу будет в Хельсинки, если двадцать лет назад, в день 80-летия Янссон, это был праздник национального масштаба. Фейерверки, уличные шествия – все в честь женщины, которая сказочными историями доказала силу иррационального в рациональной Скандинавии и заявила миру о литературном самосознании маленькой Финляндии.

Книги Туве Янссон до сих пор основная статья культурного экспорта страны. Сами финны недовольно напоминают еще о «Калевале» и нобелевском лауреате Франсе Силланпяя. Но это с академической точки зрения, для большинства читателей литературная Финляндия – в пределах Муми-дола. Может, потому, что Туве Янссон дает бесконечно правильный посыл о доме и семье, где примут любого гостя, усадят его за стол, уложат спать и при необходимости оставят жить насовсем.

Читать далее